Издательство
Библеист




Библиотека издательства Библеист

Ф. Г. Елеонский

НОВЫЙ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ БИБЛЕЙСКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО КНИГИ ПРОРОКА ДАНИИЛА.


Ф. Елеонский.


"Христианское Чтение", 1903, т. CCXV, II, — С. 674-676.


При научном решения вопросов времени происхождения книг Ветхого и Нового Завета принимаются, как известно во внимание особенности языка, на каком первоначально написаны св. книги. При рассмотрении этих особенностей, в некоторых из книг В. Завета знатоками еврейского и других семитских языков указываются и такие, которые стоят в видимом разногласии с принимаемым Церковью преданием о времени написания и писателе книг. К числу таких принадлежит и книга прор. Даниила, написанная частью на еврейском, а частью на халдейском языке (с 2 гл., ст. 4-й до конца 7-й гл.). В этой последней западно-христианскими библеистами указываются обыкновенно такие слова и формы речи, которые вошли, по их мнению, в употребление гораздо позднее того времени, чем когда жил и действовал прор. Даниил, каковы, наприм., названия музыкальных инструментов, производимые из греческого языка, который сделался известным жителям, востока с III-го только столетия. Это обстоятельство для всякого, кто хотел сохранить равновесие между церковным преданием и научными данными, представляемыми языкознанием, производило тяжелое, удручающие действие. В последнее время тяжесть этого бремени снята, слава Богу, в значительной доле с совести библеистов. Честь этого важного успеха библейской филологии принадлежит молодому датскому ученому Дитлефу-Нильсену. издавшему на родном своем языке замечательное сочинение о древности книги прор. Даниила (Theologisches Literaturblatt 1902, №13: Die Abfassungszeit des Buches Daniel und der Wahnsinn Nabonids. Von prof. Fritz Hommel). Оно посвящено собственно исследованию особенностей халдейского текста этой свящ. книги. Важный результат, к которому привело автора это исследование, состоит вообще в том, что этот отдел книги Даниила написан гораздо ранее не только Антиоха Епифана или Маккавеев, ко времени которых многие из западных библеистов приурочивают ее написание, но — и арамейских отделов 1-й кн. Ездры. Основанием для такого вывода послужили автору главным образом подмеченные им отличия халдейского текста книги Даниила от арамейского текста книги Ездры, — отличие и начертании слов и в грамматических формах, которые он оценивал на основании других памятников арамейского письма. Такие особенности, вместе с некоторыми другими явлениями этого рода, привели в частности автора к тому заключению, что халдейский текст кн. Даниила, независимо от подставленных к ному в позднейшее время гласных знаков и подстрочных примечаний, восходит к началу персидского владычества и написана на древнем вавилонско-арамейском языке, а не на позднейшем палестино-арамейском, как это последнее утверждают библеисты-филологи. Что этот вывод вполне соответствует традиционному понятию о писателе книги прор. Даниила, как жившем по ней при последних вавилонских и первых, мидоперсидских царях, понятно само собою; а что это представляет плод серьезного изучения, опирающегося на действительное знание особенностей древнего арамейского языка, это показывает отзыв (напечатанный в указанном выше номере немецкого библиографического листа) известного в исторической науке ориенталиста Фритца Гоммеля, который, вопреки некоторым неблагоприятным суждениям о труде Нильсена, признал его замечательным, прокладывающим новый путь к решению вопроса о времени написания книги прор. Даниила, и выразил полное согласие свое и с основным взглядом автора на характер халдейского текста этой свящ. книги, как отличающийся древностью, так и с частными его замечаниями относительно отдельных слов и оборотов речи, употребленных в тексте. Так, напр., и по собственным исследованиям Гоммеля, употребленные в кн. Даниила (3:5, 10) арамейские названия музыкальных орудий ("китрос"=цитра, в славянорус. Библии = свирель, песантерин" — псалтир, "синонейя" = симфония и др.) представляют такие речения, которые образовались не из греческого, а из основ халдейского или древнего арамейского языка, и принадлежат к подлинно халдейским словам, что доказывается ссылками на вавилоно-ассирийские памятники клинописного письма; производимое равным образом из греческого "кирикс" халдейское "кароз" (3:4), значащее "глашатай", в славян. Библии "проповедник", оказывается, по объяснению Гоммеля, древним халдейским словом, встречающимся в арамейской надписи 7-го или 6-го столетия до Р. Хр.; сходство же арамейских слов с греческими произошло оттого, что последние заимствованы греками из финикийского языка, имевшего много общего с древним вавилонским*.

Таким образом, то, что в халдейском языке книги Даниила выставлялось доселе против ее древности, утратило свою научную состоятельность. Одним препятствием к уразумению библейской истины стало, следовательно, меньше.


*В названной выше статье немецкой газеты Гоммель сообщает еще интересное сведение о "безумии Набонида": последнего перед персидским завоеванием вавилонского царя, основываясь на "анналах" этого царя. В них рассказывается собственно о том, что Набонид в течение 5 лет своего царствования находился в "Темаа", а государством управлял на него его сын Бельсарусур, т.е. библейский Валтасар, причиной такого продолжительного отсутствия царя из столицы служила, по мнению историка Ассиро-Вавилонии, постигшая этого царя страшная болезнь, однородная с описанною в кн. Даниила, 4:29-30. По мнению Гоммеля, это событие ин истории Набонида и лежит в основе библейского повествования о семилетней болезни Навуходоносора; неодинаковость же имени царя в кн. Даниила и в вавилонском памятнике объясняется тем, что в первой читавшееся первоначально имя Набонида, переменено было впоследствии по ошибке на имя Навуходоносора. Такое сближение библейского сведения с небиблейским имеет, понятно, значение только предположения, которому многого еще не достает, чтобы сделаться сколько-нибудь вероятным.