Издательство
Библеист




Библиотека издательства Библеист

Введение в Новый Завет

Глава 10. Послания к Коринфянам

I. ЦЕРКОВЬ В КОРИНФЕ

Город Коринф занимал исключительно выгодное положение. Через него не только проходила главная сухопутная магистраль между Востоком и Западом, но и несколько морских путей сходились в его двух гаванях. Вследствие этого он превратился в процветающий город и стал столицей провинции Ахия и местопребыванием римского проконсула. Хотя в культурном отношении Коринф уступал Афинам, тем не менее он гордился своим политическим статусом и интеллектуальными способностями своих жителей. Он никогда не смог достигнуть уровня Афин в искусстве и философии, однако он стал знаменит своими пороками и развращенностью. Название города стало олицетворением безнравственности. Впрочем, несмотря на такую плохую репутацию, Коринф, возможно, был не более безнравственным, чем любой другой порт в империи того времени. Старый город был разрушен в 146 г., и на его месте была основана новая колония, состоявшая из вольноотпущенников1. В городе был сооружен маленький храм в честь богини Афродиты. Население города было космополитным, включавшим римлян, азиатов и евреев. Коринф представлял собой стратегический центр проповеди Евангелия.

Об основании церкви в Коринфе рассказывается в Деян. 18. Павел пришел в Коринф во время своего второго миссионерского путешествия после неудачного посещения Афин. Он остановился у двух евреев, высланных из Рима, Акилы и Прискиллы, и начал проповедовать в синагоге. Через некоторое время из-за оппозиции евреев он начал проповедовать язычникам, используя для этого дом Тита Иуста, и многие язычники уверовали. Поэтому церковь в Коринфе состояла из христиан из евреев и из язычников. Павел трудился в Коринфе полтора года (Деян. 18.11). Евреи обвинили Павла в нарушении закона и пожаловались на него проконсулу Галлиону, который отверг их жалобы. Это фактически спасло Павла от дальнейших нападок евреев во время его пребывания в Коринфе. Из Коринфа он отправился через Ефес в Антиохию. Многие проблемы его отношений с коринфянами мы рассмотрим ниже, но несомненным фактом остается то, что он не имел с ними никаких отношений до своей трехлетней миссионерской работы в Ефесе во время третьего путешествия.

Влияние христианства на языческое окружение Коринфской церкви естественно привело к многим проблемам2. Этот фон можно найти во многих местах переписки с Коринфом. Многие христиане еще оставались невежественными экстремистами и требовали сильного руководства. Ни одна из основанных апостолом церквей не доставляла ему столько беспокойств, как эта, потому что она давала плохой пример своим языческим соседям. Она также не признавала авторитета апостола потому, что или переоценивала свою собственную важность, или слушала своих лжеучителей. Эти два письма, сохранившиеся, как наши Первое и Второе Послания к Коринфянам, являются неоценимыми не только потому, что они позволяют узнать практические проблемы раннехристианской общины, но и личность великого апостола.

II. ПРОТИВНИКИ ПАВЛА В КОРИНФЕ

Для того чтобы понять фон отношений Павла с коринфянами, надо прежде всего по возможности выяснить, кто были противники апостола в Коринфе. Любые сведения о них позволят понять причину его посланий этой церкви. Так, мнение Ф. X. Баура3, что это были представители иудейского христианства, основывается на радикальном разделении между христианами из евреев и христианами из язычников. Хотя это предположение Баура было отвергнуто, некоторые ученые считают, что противниками Павла были евреи4.

По мнению В. Шмитальса5 ап. Павлу противостояли иудейско-христианские гностики. Он находит отражение гностических идей во многих новозаветных церквах6, считая, что гнозис существовал до Павла и до христианства, однако такое предположение смешивает понятие о гнозисе с развитым гностицизмом. Р. Вильсон7 считает, что сходство терминов и идей в новозаветных книгах с развитым гностицизмом не являются достаточным доказательством существования гностицизма в I веке. Он ссылается на различие между понятием гнозиса и гностицизмом. Поэтому не может быть и речи о радикальном гностицизме, хотя некоторые идеи противников можно найти в позднем гностицизме. Этой точки зрения придерживается и Вилкенс8, который считает, что некоторые выражения, использованные Павлом в этих Посланиях, проникли из гностицизма, и тогда это значит, что христианские идеи Павла были заимствованы из гностицизма. Но и здесь имеющиеся данные не подтверждают згу гипотезу. Так, отнюдь не обязательно считать, что раз и Павел, и гностики говорят о Премудрости Божией (Софии), то Павел заимствовал свои идеи у гностиков9. Другие ученые, признавая влияние одной из разновидностей гностицизма, отрицают подлинный гностицизм10. Большинство допускает до некоторой степени гностический образ мышления, который потом развился в собственно гностицизм".

Не все ученые согласны с мнением, что противники ал. Павла в Первом Послании к Коринфянам это те же, что и во Втором12. Одни считают, что во Втором Послании представлены христиане из евреев, применявшие эллинистические методы пропаганды13, но в таком случае их синкретизм не позволяет называть их гностиками. Скорее всего противниками стали люди, не готовые еще принять полностью Евангелие, проповедуемое Павлом. Они могли верить в Христа распятого, но не воскресшего. Они могли также внести своего рода экстатический элемент, который сводил к нулю Евангелие Павла14. Некоторые полагают, что противниками во Втором Послании являлись не иудаисты, а палестинцы, которые претендовали на превосходство над Павлом15. И их неприятие апостола Павла могло подкрепляться некоторыми гностическими элементами.

Если нельзя точно установить источник оппозиции Павла в Коринфе, то неоспоримым остается тот факт, что он имел дело с христианами, тенденции которых могли привести к неправильному пониманию христианства. Среди них надо отметить такие группы, как либертины, с их неправильным представлением о христианской свободе, аскеты с их жестким подходом к христианскому поведению и экстатики, позволявшие своим духовным переживаниям доводить себя до беспутства. Не всех их можно считать противниками Павла, но апостол видел, что их поведение может привести к искажению его благовестия.

Может быть, главной проблемой, с которой столкнулся Павел, был неправильный подход к эсхатологии. Коринфяне, видимо, признавали своего рода осуществленную эсхатологию, т.е. они считали, что парусия уже наступила16. Это, несомненно, должно было привести к неправильному пониманию воскресения17.

Здесь надо также сказать несколько слов о ссылке на "высших апостолов" во Втором Послании, так как их личность может пролить свет на ситуацию, к которой обращено это Послание. Одни ученые считают, что Павел различает между ними как слуг Божиих, так и слуг сатаны, сравнивая эту точку зрения с описанием Петра в синоптических Евангелиях18. Другие ученые полагают, что это эллинистические иудеи, которые проповедовали другое благовестие19. Несомненно, что все это тесно связано с их отношением к гностицизму. По мнению некоторых ученых эти "высшие апостолы" были те же "почитаемые (dokovntes /docuntes/) ... столпы" в Послании к Галатам (ср. Гал. 2.6), и тогда это значит, что они были иерусалимскими апостолами20.

III. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПАВЛА С КОРИНФЯНАМИ

Трудно сказать, какие отношения создались у Павла с этой Церковью во время и после его благовествования в Ефесе, так как здесь встает много проблем. Прежде всего мы укажем на общепризнанные гипотезы, что позволит нам перейти к основным вопросам взаимоотношений Павла с коринфянами.

1. Павел написал письмо, известное теперь как "прежнее письмо", в котором он предупреждал коринфян "не сообщаться с блудниками" (1 Кор. 5.9), но они его неправильно поняли (5.10-11).

2. В то же самое время, когда Павел услышал о неправильном понимании своего письма, он также узнал от домашних Хлои о беспорядках в Коринфской Церкви. Очевидно, затем к нему пришли Стефан, Фортунат и Ахаик с вопросами, требующими ответа. Итак, было послано Первое Послание.

3. Тимофей, который, по-видимому, не был послан с этим письмом, а направлялся в Македонию с Ерастом (Деян. 19.22), не дошел до Коринфа, потому что о нем ничего не говорится во Втором Послании, но упоминается Павлом в приветствиях.

4. Видимо, Павел получил и другие плохие сведения о коринфянах и решил посетить Коринф, но должен был поспешно покинуть его.

5. По возвращении он написал письмо "от великой скорби и стесненного сердца" (2 Кор. 2.4) в надежде исправить положение. Это письмо, видимо, доставил Тит.

6. Между тем Павел покинул Ефес и ожидал прибытия Тита в Троаде с известием, как было принято его письмо. Но, не дождавшись его, он отправился в Македонию, куда прибыл Тит с хорошими вестями о положении в Коринфе.

7. Павел написал Второе Послание с выражением радости от успеха его предыдущего письма и миссии Тита.

8. Затем он провел зиму в Коринфе, прежде чем отправиться через Македонию в Иерусалим с собранными подаяниями для бедствующих христиан.

Если такая схема правильна, то это значит, что Павел три раза посетил Коринфскую Церковь и написал ей четыре письма. Но имеющиеся данные ставят несколько проблем, которые мы здесь рассмотрим.

А. "Прежнее письмо"

По мнению многих ученых раздел 2 Кор. 6.14 - 7.1 нарушает логическую взаимосвязь и поэтому должен считаться фрагментом из другого подлинного послания. Так как в нем речь идет об отношениях с неверующими и так как в 1 Кор. 5.9 апостол пишет, что "писал вам в послании - не сообщаться с блудниками", можно предположить, что здесь имеется в виду указанный раздел из Второго Послания. Кроме того, из 1 Кор. 5.10-11 ясно следует, что письмо Павла было неправильно понято, и тогда, по крайней мере, вполне возможно, что некоторые поняли 2 Кор. 6.14 - 7.1 как совет верующим ничего не иметь общего с неверующими.

Кроме того, надо признать, что 2 Кор. 6.13 ("распространитесь и вы") прекрасно сочетается с 7.2 ("вместите нас"), что подтверждает предположение, что 6.14 - 7.1 прерывает последовательность мысли. Однако, прежде чем утверждать, что этот раздел является интерполяцией, исследователь должен признать, что это не единственный пример тенденции апостола к отступлениям. Переход от 6.13 к 6.14 бесспорно внезапен и отличается от тона в предыдущем разделе. Такое неожиданное отступление было бы непростительно в трактате, но отнюдь не в письме. Если письмо писалось в несколько этапов, то вполне возможно, что Павел прервал его на некоторое время, а когда снова вернулся к нему, решил остановиться на проблемах отношений христиан с неверующими, прежде чем продолжить предыдущую мысль.

Это объяснение, по крайней мере, более вероятно, чем попытка найти связь с предыдущим контекстом. По мнению некоторых ученых21 отрывок 6.14 и далее дает специфическое объяснение тому, что Павел понимал под словами в ст. 1, "умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами", но очевидной связи здесь нет. Если же, с другой стороны, считать этот раздел частью "прежнего письма", то встает вопрос, почему он вообще был вставлен именно в этом месте. Трудно поверить, чтобы можно было умышленно поместить его после 6.13, учитывая отсутствие явной связи с контекстом, и единственно, что можно предположить, - это только то, что вставка произошла случайно22. Однако теория интерполяции в середине Послания без подтверждающих данных ставит много проблем.

По мнению других ученых письмо, указанное в 1 Кор. 5.9, касается тех коринфян, к которым обращено 1 Кор. 7-16, где Павел отвечает на их возражения, вызванные этим прежним письмом. Предполагается, что это письмо отражает изменение прежних взглядов Павла соответственно его отношению к апостольским постановлениям в Деян. 15. Тогда дошедшее до нас Первое Послание занимает промежуточное положение23. Но ничего ведь не говорится об апостольских постановлениях, и еще недостаточно прошло времени для таких изменений во взглядах Павла24.

Другие ученые считают, что 2 Кор. 6.14-7.1 является фрагментом из кумранской рукописи, который был переработан и вставлен во Второе Послание к Коринфянам. Поэтому он не принадлежит перу Павла. Кумранские связи очевидны в дуализме, отвержении идолов, тезисе храма Божия, отделении от нечистых и методе группирования ветхозаветных текстов25. Однако другие ученые связывают его с Посланием к Ефесянам26.

Если допустить, что "прежнее письмо", по всей вероятности, утеряно, то тем не менее его содержание можно вывести из 1 Кор. 5.9-13. Апостол, видимо, повелевал коринфянам держаться в стороне от своих языческих соседей. Их город имел репутацию распутства, и проблема отношения христиан к языческой среде была особенно острой. Очевидно, Павел увещевал их не общаться с распутниками, а они поняли, что он вообще предостерегал их от общения с нехристианами. В 1 Кор. 5.11 апостол разъясняет свою позицию, показывая, что он имел в виду общение с распутными христианами. Возможно, что строгого повеления в 1 Кор. 5.13 ("извергните развращенного из среды вас") не было в "прежнем письме", но затем у Павла появилась более серьезная причина, и он был более строг, давая этот совет27.

Б. Первое Послание к Коринфянам

Это самое деловое из всех Посланий Павла. Ему надо ответить на несколько вопросов, и он приступает к их рассмотрению в определенном порядке. У него два источника информации о положении дел в Коринфской церкви и, очевидно, он начинает с рассмотрения проблем по мере того, как о них узнает. В начале письма он касается вопроса разделений, о которых услышал от домашних Хлои (1 Кор. 1.11), и только в конце Послания он упоминает Стефана, Фортуната и Ахаика (16.17). И можно почти с уверенностью сказать, что он начал свое письмо после того, как получил сведения от домашних Хлои не только о разделениях, но и о случае кровосмешения и обращении христиан к языческому суду, и обо всем этом он пишет в первых шести главах Послания. Вполне вероятно, хотя и не точно, что он позже получил письмо, написанное ему коринфянами, которое, по-видимому, ему доставили Стефан, Фортуната и Ахаик. Во всяком случае Павел касается таких практических вопросов, как сексуальные отношения, идоложертвенная пища28, нарушение общественного служения, духовные дары, смерть и воскресение. Точно не известно, была ли проблема воскресения поднята самими коринфянами, или кто-то другой обратил на нее внимание Павла, но другие темы, очевидно, были ответами Павла на их вопросы. В 1 Кор. 4.17-21 Павел пишет, что посылает к ним Тимофея с целью напомнить им то, чему он уже учил их. Он также ясно говорит, что надеется прийти к ним. Это повторяется в гл. 16. Также несомненно, что в то время, как апостол писал это письмо, его не оставляет мысль о сборе подаяний для святых в Иерусалиме, и он надеется содействовать этим письмом получению поддержки от коринфян (16.1-4).

В. "Посещение с огорчением "

Есть три точки зрения относительно этого посещения: (1) что оно вообще не состоялось; (2) что оно имело место до того, как было написано Первое Послание; (3) что оно состоялось после того, как было написано Первое Послание. Мы кратко рассмотрим эти три альтернативы.

1. Посещение не состоялось

Эта точка зрения зависит от толкования основных данных во Втором Послании, на которых основывается теория "посещения с огорчением". Свидетельства этому мы находим в 2 Кор. 12.14 ("Вот, в третий раз я готов идти к вам") и 13.1-2 ("В третий уже раз иду к вам... Я предварял и предваряю, как бы находясь у вас во второй раз"). Эти утверждения предполагают, что до того, как Павел посылает Второе Послание, он уже два раза был в Коринфе (а это значит, что по крайней мере одно посещение не записано в Деяниях), но те, кто отрицает это незаписанное посещение, считают, что 2 Кор. 12.14 и 13.1-2 предполагают не посещения, а намерения, как если бы Павел думал, что "В третий уже раз иду к вам"29. Но это маловероятно, (1) потому что подобное толкование данных слов представляется очень неестественным30, и (2) потому что в 2 Кор. 2 Павел защищается от обвинения в непостоянстве, и это обвинение едва ли было бы менее сильным, если бы читатели знали, что он уже три раза собирался к ним прийти31.

В подтверждение этой точки зрения приводится 2 Кор. 2.1 ("Итак я рассудил сам в себе не приходить к вам опять с огорчением"). Обычно считается, что "опять" и "приходить" предполагают, что Павел уже однажды приходил к ним "с огорчением". Но те, кто отрицает маловероятность этого посещения, связывают слово "опять" с посещением и считают, что Павел имел в виду, что когда он опять придет к ним, он бы не хотел, чтобы оно было "с огорчением". Поэтому самым вероятным будет считать, что Павел был в Коринфе до того, как написал Второе Послание. Но вопрос остается открытым, когда же это произошло.

2. Посещение имело место до Первого Послания

Это самое маловероятное предположение, потому что в Первом Послании ничего не говорится о предыдущем посещении32, и едва ли можно предположить, чтобы Павел вспомнил о своем огорчении только после того, как написал Второе Послание, а не когда писал Первое. Если бы он действительно был до того в Коринфе, то едва ли ему надо было писать им "не сообщаться с блудниками" (1 Кор. 5.9).

3. Посещение имело место после Первого Послания

Эту точку зрения разделяет большинство ученых, кто считает его прелюдией к "письму от скорби". Относительно времени отправления этого письма мнения расходятся. Так, одни полагают, что оно было отправлено из Ефеса как раз перед мятежом, другие считают, что оно было отправлено по дороге в Македонию, а третьи - из самой Македонии. Первое предположение, по-видимому, самое верное, хотя говорить с уверенностью об этом нельзя. Этот вопрос имеет значение только для попытки восстановить время событий, имевших место между Первым и Вторым Посланием (например, реконстукцию, предложенную Дунканом)33.

Г. Письмо "от скорби "

Как мы сказали выше, считается, что до Второго Послания было написано три письма, но это мнение противоречит традиционному толкованию 2 Кор. 2.4. Всегда считалось, что письмом "от скорби" было Первое Послание.

1. Могло ли "письмо от скорби" быть Первым Посланием к Коринфянам? Обычно считается, что едва ли слова "великая скорбь", "стесненное сердце" и многие слезы" описывали состояние Павла, когда он писал Первое Послание. Эти выражения предполагают время глубокого эмоционального потрясения, что не очень видно из этого Послания. Несомненно, что о некоторых проблемах ему трудно было писать, как, например, о распутстве и тяжбах (1 Кор. 5-6), хотя он говорит о ней относительно сдержанно. Если имеется ввиду Первое Послание, то апостол, должно быть, вспомнил свои субъективные реакции, когда писал это Послание, хотя иногда он тщательно и скрывал их. Кроме того, 2 Кор. 7.8 ясно указывает, что письмо это не только огорчило читателей, но и что апостол был огорчен, что послал его. Однако трудно поверить, чтобы он испытывал такое глубокое огорчение по поводу того, что послал Первое Послание, хотя это и не совсем невозможно, но наши данные не позволяют нам утверждать этого. Некоторые ученые считают, что такое заявление, как 1 Кор. 5.5, в котором блудник должен быть предан сатане, было достаточным, чтобы вызвать у него огорчение, особенно если он теперь узнал о раскаянии блудника и глубокой скорби из-за наказания, которое ему предназначалось. Теперь считается, что блудник в 1 Кор. 5 и в 2 Кор. 2 - это одно и то же лицо, но современные ученые обычно отвергают такое предположение на том основании, что блудник в 2 Кор. 2, очевидно, согрешил лично против апостола (ср. стихи 5 и 10). Тем не менее всегда есть возможность, что в обоих Посланиях имеется в виду одно и то же лицо, особенно если учесть, что так до сих пор твердо считают христианские толкователи34.

2. Сохранилось ли частично "письмо от скорби" в 2 Кор. 10-13? Если согласиться с современной точкой зрения, что Первое Послание полностью отличается от "письма от скорби", то должны ли мы считать, что последнее утеряно? Многие ученые35 полагают, что оно частично сохранилось в 2 Кор. 10-13. Эта теория основывается на следующих факторах:

(1) Изменение тона. В первой части Послания (главы 1-9) апостол пишет, что он с радостью узнал об изменении поведения коринфян. Они больше не враждуют и, видимо, восстановлены прежние дружеские отношения. Но последние главы написаны в тоне обличения и самозащиты. Поэтому считается, что эти два раздела не соответствуют друг другу. Эта точка зрения была предложена еще в XVIII веке И. С. Землером, который считал главы 10-13 следующим посланием. И только через сто лет Хаусрат36 выдвинул точку зрения, что главы 10-13 предшествовали главам 1-9. Эта точка зрения получила широкое признание среди таких английских ученых, как Кеннеди37, мнение которого разделяют многие другие ученые.

Проблема возникает в связи с тем, мог ли апостол, уже выразивший как радость по поводу успеха своего предыдущего строгого письма, как и огорчение, которое он испытал, написав это строгое письмо, закончить следующее письмо такими обличительными выражениями в свою защиту, как в 2 Кор. 10-13. Многие ученые считают это маловероятным, и контрастом между этими двумя разделами нельзя пренебрегать38. В первом разделе есть различные намеки на еще сильную оппозицию против учения и авторитета ап. Павла. В 1.17 и далее он приводит сильные доводы в свою защиту, тогда как в 2.6 говорит, что согрешивший был наказан многими, предполагая тем существование немногих, которые, по-видимому, не были согласны с авторитетным заявлением Павла по поводу этого случая. Еще многие искажают Слово Божие (2.17; 4.2-5) и есть такие, которые хвалятся своим положением (5.12), и такие, которые считают, что апостол "выходит из себя" (5.13). Это предполагает, что в главах 1-9 речь идет о том, что не все коринфяне признали авторитет Павла. Он радуется, что большинство на его стороне, а это бесспорно было большим шагом вперед, но ему предстоит еще иметь дело с опасным меньшинством.

Эта гипотеза была подвергнута сильной критике на том основании, что если сам Павел никак не объясняет причину изменения своего тона, то так могли понять ее читатели. Почему после увещеваний примириться, он вдруг стал их обличать? Разве это не усилило бы их враждебности к нему?39 Поэтому считается психологически невозможным сочетание этих двух разделов в одном и том же письме. Однако эти возражения не учитывают два фактора. Коринфские христиане, так близко принявши к сердцу прежние упреки Павла, не сомневались бы в необходимости этих разных разделов Послания. Они сами покончили бы с меньшинством и радовались бы утверждению авторитета апостола. Таким образом местонахождение данного отрывка представляется единственно возможным40. Другим фактором является неубедительный характер любой ссылки на психологический элемент в данном случае, потому что, как мы знаем, апостол иногда воздерживался от слов осуждения в конце послания. То же самое можно сказать о Послании к Филиппинцам, где изменение тона в гл. 3 заставило некоторых ученых видеть в нем два письма, не отдавая должного внимания психологическому складу ума апостола. Он естественно сначала бы обратился с теплыми словами к верным членам Церкви, а потом только обрушился бы на своих постоянных противников41. Обратный порядок был бы грубейшей ошибкой.

Согласно другой точке зрения на изменение тона, Павел получил еще более тревожное известие, после того как закончил первый раздел Послания42. Возможно это и так, но ни о каком другом источнике информации, кроме как от Тита, ничего не говорится во втором разделе Послания. И предположение Литцманна43, что бессонная ночь могла быть причиной изменения тона, маловероятно, потому что, хотя мы и знаем, что Павел был человеком настроения, у нас нет никаких доказательств, чтобы он позволил своим чувствам зайти так далеко, дабы выразить свое раздражение в столь резких обличительных выражениях. Скорее можно на психологических основаниях предположить, что апостол с Самого начала решил пренебречь строгие слова на конец Послания. Либо он внезапно усомнился в подлинности изменения их поведения и решил закончить письмо на строгой ноте.

(2) Ссылки на посещение апостола. Есть три пары отрывков, которые приводятся в подтверждение мнения, что главы 10-13 предшествовали главам 1-944. Для удобства сравнения мы приведем их в параллельных столбцах:

"И готовы наказать всякое непослушание, когда ваше послушание исполнится" (10.6)

"Ибо я и для того и писал, чтобы узнать на опыте, во всем ли вы послушны (2.9)

"Когда опять приду, не пощажу" (13.2)

"Щадя вас, я доселе не приходил в Коринф" (1.23)

"Для того я и пишу сие, в отсутствии, чтобы в присутствии не употребить строгости (13.10)

"Это самое и писал я вам, дабы пришед, не иметь огорчения" (2.3)

Это сравнение показывает, что слова в первом разделе Послания относятся к будущему, а во втором - к прошлому. Если поставить эти две группы в обратном хронологическом порядке, то тогда можно предположить одно и то же посещение. Хотя многое и говорит в пользу этой теории, считать ее решающей нельзя, потому что возможно и другое толкование этих трех пар ссылок. Так, сравнение показывает, что в 1.23 Павел заканчивает объяснение изменения своих планов после "посещения с огорчением", тогда как в 13.2 он говорит, что со всей строгостью отнесется к тем, кто еще продолжает упорствовать, и предполагает прийти в Коринф из Македонии. Сравнение 2.3 с 13.10 несомненно говорит в пользу предложенной гипотезы, так как в 2.3 и далее он ссылается на прежнее "письмо от скорби", а 13.10 предполагает настоящее. Но так как в обеих частях Павел говорит о посещении в будущем и, следовательно, после "посещения с огорчением", естественно предположить, что 2.3 предполагает утерянное письмо, а 13.10 - настоящее (Второе Послание), и тогда это значит, что Павел просто повторяет свое желание прийти к ним с миром. А также нет причин помещать 10.6 перед 2.9, так как контекст последнего не предполагает, чтобы их послушание теперь было полным. Однако, если в 2.9 апостол говорит, что в своем прежнем письме он хотел получить доказательства их послушания, то вполне можно думать, что полученный им ответ не до конца удовлетворил его, и он все еще надеется на их полное послушание в 10.645.

Другая проблема связана с географическим местонахождением апостола. В 10.16 Павел выражает намерение проповедовать Евангелие "далее вас", что, как считается, было бы более понятным, если бы он в это время был в Ефесе и собирался идти на восток (как это было, когда он послал свое "письмо от скорби"), чем если бы он был в Македонии, как это несомненно было, когда он писал главы 1-9 (ср. 2.13; 7.5; 9.2). Этот аргумент выглядит убедительным, но если мы будем скрупулезно придерживаться нашего толкования слов Павла, то он может нарушить целостность Послания. С ним можно согласиться только в том случае, если мы будем иметь другие сильные доказательства в пользу того, что 10-13 были написаны до 1-9 из Ефеса46.

(3) Разный подход к саморекомендации. Некоторые утверждают, что в 3.1 ("Неужели нам снова знакомиться (с вами)?") апостол отказывается от того, чтобы рекомендовать самого себя, тогда как в главах 10-13 он изо всех сил старается рассказать о себе47. В стихе 5.12 апостол ясно говорит: "Не снова представляем себя вам". Так как в обоих этих случаях в первом разделе Послания употреблено слово "снова" (palin /palin/), вполне возможно, что Павел имеет здесь в виду главы 10-13, посланные ранее. Но стих 3.1 несомненно отражает практику некоторых из этих коринфских противников Павла иметь при себе рекомендательные письма, которую сам Павел сильно осуждает. И действительно он не видит в этом необходимости, так как сами коринфяне являются его рекомендацией. Ту же мысль мы находим в 5.12. Но в главах 10-13 он обращается к тем, кто продолжает противиться ему и оспаривает его права. К таким людям подход естественно должен быть другим.

Ниже мы увидим, что, хотя эти причины для отнесения глав 10-13 к раннему периоду отношений Павла с коринфянами и могли бы говорить в пользу предложенной гипотезы, они ничего не разъясняют48. Существуют два других соображения, которые снижают ее правдоподобность.

Во-первых, чем в таком случае тогда можно объяснить упоминание в 12.18 о прежнем посещении Тита?49 Это не могло относиться к тому времени, когда Тит передал "письмо от скорби", потому что это должно было бы произойти до того, как были написаны главы 10-13. Разные попытки считать употребление времени аорист в этом стихе эпистолярным не смогли объяснить вопроса: "Тит воспользовался ли чем от вас?". Более естественным было бы думать, что здесь имеется в виду предыдущее посещение, когда Тит передал "письмо от скорби"50. По-видимому он вернулся с известием об улучшении ситуации в Коринфской Церкви, и Павел послал его снова со Вторым Посланием. В таком случае трудно понять, как главы 10-13 могли входить в "письмо от скорби".

Во-вторых, как следует из отрывка 2.1 и далее, причиной "письма от скорби" мог быть поступок какого-то одного человека, однако об этом ничего не говорится в 10-13. Если эти главы входили в "письмо от скорби", то единственным объяснением может быть только то, что об этом человеке было сказано в той части письма, которая теперь утеряна, а это могло произойти либо случайно, либо преднамеренно, так как этот человек еще был жив. Но с таким предположением можно согласиться только в том случае, если все другие попытки найти объяснение ничего не дадут. И, по-видимому, более естественным будет предположить, что все "письмо от скорби", а не самая его длинная часть, было утеряно51. И отсутствие явного сходства между 2.3 и далее и 10-13 говорит против этой предложенной гипотезы52. Кроме того, если бы 10-13 предшествовали 1-9, то несомненно, что в 1-9 было бы какое-то упоминание противников, о которых речь идет в гл. 10-13, но никаких убедительных доказательств этому мы не имеем53.

В заключение надо отметить, что отсутствие рукописных свидетельств в пользу этой гипотезы делает ее весьма неубедительной, хотя и можно согласиться с тем, что уже на ранней стадии эти два письма 10-13 и 1-9, существовавшие в виде фрагментов, были объединены в одно письмо. Для объяснения обратного порядка Кеннеди54 высказывает предположение, что редактор писем поставил их в этом порядке потому, что гл. 10 предполагает посещение, а гл. 9 его предсказывает. Моффатт был более откровенным, когда писал, что "здесь, как и всюду в древней литературе, причины такого редактирования непонятны для современного критика"55. Но современный критик сам разделяет гипотезу редактирования, и его затруднение объяснить причины вполне понятны. Может быть, именно сами эти трудности являются причинами сомнительности данной теории. Во всяком случае гипотезы, требующие такого сложного редакторского метода, менее убедительны, чем те, которые не требуют его. Данная гипотеза предполагает сохранение двух подлинных посланий, в которых отсутствовали конец одного и начало другого56. И только благодаря тому, что эти два разрозненных фрагмента так подошли друг к другу или были так искусно соединены в одно послание, создалось, по крайней мере, впечатление целостности, которая, во всяком случае до XVIII века, не подвергалась сомнению57.

3. Утеряно ли теперь "письмо от скорби?"

Если отвергнуть отождествление "письма от скорби" с Первым Посланием и считать недостаточными основания для предположения, что часть его сохранилась в 2 Кор. 10-13, то единственной альтернативой является то, что это послание теперь утеряно. Несомненно, были и другие письма Павла, которые теперь утеряны (как, например, письмо к Лаодикийцам, Кол. 4.16), и поэтому нет оснований полагать, что сохранилась вся переписка Павла с коринфянами или ее часть. Эта гипотеза более убедительна, чем другие, хотя она и ничего не дает нам для выяснения содержания Послания. Можно предположить, что, так как оно касалось какого-то личного противника апостола, оно не представляло собой общего интереса, чтобы его сохранять.

4. Цель "письма от скорби"

Решение вопроса цели этого письма будет зависеть от точки зрения на его отождествление с 2 Кор. 10-13. Если признать их отождествление, то тогда должно было быть, по крайней мере, две цели. Оно должно было касаться проблемы противника, упомянутого в 2 Кор. 2.5 и далее, и быть написано с особой целью обосновать авторитет апостола, как на это явно указывает обличительная речь в 10-13. Положение Павла было подвергнуто сильному сомнению, так как он отказался от поддержки, как будто бы это было достаточным доказательством того, что он не имел на это права и поэтому не был истинным апостолом. Его соперники могли похвалиться большими заслугами, чем он. Эти обвинения заставили апостола говорить о своих собственных преимуществах, включая и откровения, которые он получил58. Некоторые ученые считают, что эта защита была связана с ранее упомянутым противником Павла, который и был главной причиной беспокойства апостола. Но утверждать это мы не можем, и вполне возможно, что этот мятежник, или мятежники, был христианином из евреев.

Если отвергнуть отождествление "письма о скорби" с 2 Кор. 10-13, то его содержание можно предположить только на основании ссылки в 2 Кор. 2.1 и далее и исторической ситуации, к которой оно было обращено. Если оно было следствием "посещения с огорчением", то его целью было объяснение недоразумений, которые вызвали у Павла сильное огорчение и заставили его поспешно уйти из Коринфа. По всей вероятности, он был открыто оскорблен перед всей церковью кем-то, кто не признал его авторитета, так как 2 Кор. 2.10 естественно предполагает самого Павла. Очевидно, коринфяне настолько поддерживали этого оскорбителя Павла, что ему ничего не оставалось как поспешно уйти. "Письмо от скорби", должно быть, было написано от возмущения, и апостол передал его через Тита с трудной миссией уладить ситуацию. С этим предположением можно согласиться только в том случае, если признать, что предыдущее "посещение с огорчением" произошло после Первого Послания к Коринфянам.

Д. Второе Послание к Коринфянам

Главным мотивом этого письма было, очевидно, желание Павла выразить радость по поводу добрых вестей, которые принес ему Тит об улучшении к нему отношения коринфян. Это особенно очевидно из гл. 7. Но некоторые вопросы Павел посчитал необходимым объяснить. Его изменение планов вызвало обвинение в непостоянстве, что апостол полностью отвергает. Церковь должна пожалеть этого покаявшегося оскорбителя. Апостол должен был показать истинный характер христианского служения, чтобы его собственное отношение было бы совершенно ясным. Обо всем этом речь идет в первой части Послания (главы 1-7). Затем Павел уделяет довольно много места организации сбора подаяний, и можно думать, что читатели не выполнили своего ранее данного обещания принять участие в этой помощи бедствующим. Поэтому он специально пишет им с целью заставить их приложить больше усилий, чтобы, когда он прийдет к ним, подаяния уже были собраны. По всей вероятности, Титу нужна была моральная поддержка апостола для осуществления этого сбора подаяний.

О возможной цели заключительной части Послания (гл. 10-13) мы уже говорили выше в связи с "письмом от скорби", и историческая ситуация последнего, очевидно, такая же и в этой части, хотя и в более ограниченном смысле, если считать, что эти главы входили во Второе Послание. Противники Павла, которые теперь в меньшинстве, заставили его защищать себя и обличать их (главы 10-11). В заключение же Павел выражает надежду, что ему не придется употребить строгость к этим людям, когда он снова прийдет к ним (главы 12-13)59.

IV. МЕТОДЫ СОСТАВЛЕНИЯ

Было предпринято много попыток разделить на части эти Послания, чтобы показать метод их составления60. И. Вейсс61 разделяет Первое Послание на три части, отражающие, по его мнению, разные точки зрения и три стадии развития в отношениях Павла с коринфянами. "А": касается идолопоклонства; прелюбодеяния; непокрытия головы женщин и еды. "Б. Г: касается брака; идоложертвенной пищи; отказа Павла от материальной поддержки; духовных даров и воскресения. "Б.2": касается партий; виновных в кровосмешении и беззаконников. Но это требует очень большой работы редактора. По теории Эринга62 эта работа не очень сложная, потому что он предлагает две части: "А" включает 1-8; 10.23 - 11.1; 16.1-4; 10-14, а "Б" содержит в себе остальную часть Послания. Гогель63 соединяет Первое и Второе Послания и выделяет шесть разных частей. Но ни одна из этих теорий почти не учитывает исключительно психологических изменений состояния апостола. Многие из предполагаемых противоречий, на которых основываются эти теории, являются результатом того, что Моффатт назвал "прозаическим толкованием". Эринг, например, противопоставляет жесткое отношение к языческим жертвам в 10.1 - 22 либеральному отношению к немощным братьям в гл. 8 и 10.23 - 11.1. Апостол, как видно, не смог разрешить этого противоречия и поэтому изменяет свое отношение в одном и том же Послании. Однако такое предположение не имеет никаких оснований.

Дж. Т. Дин64 находит во Втором Послании части четырех писем, но его теория не более убедительна, чем предыдущая65. Он выделяет (1) письмо с целью защиты (10-12; 2.14 - 6.13; 7.2-4; 13.1-10); (2) письмо с целью примирения (1 - 2.13; 7.5 - 8.24; 13.11-14); (3) другое письмо (гл.9); (4) отрывок из "прежнего письма" (6.14 - 7.1). Но мог ли Павел объединить защиту и примирение в одном письме? И надо ли нам отделять гл. 9 от гл. 8 только из-за разного впечатления, которое они могут у нас соответственно вызвать? Такие субъективные основания будут вызывать у нас разное впечатление, но для тех, кто по другим причинам рассматривает Послание как единое целое, они не будут убедительными66.

Борнкам выделяет несколько писем во Втором Послании, считая 2.14 - 7.4; 8; 9; 10-13 отдельными письмами от остального материала67. Он пытается объяснить столь странный метод составителя ссылкой на формальное правило помещать предостережения в конце письма. Это делает апостола защитником братства, что Борнкам считает более поздней тенденцией к идеализации. Однако его теория была подвергнута резкой критике68. Тем не менее идея множества писем, и не только во Втором Послании, но и в Первом, получила дальнейшее развитие у Шмитаяьса, который находит в Послании не меньше девяти отдельных писем69. Но его метод фрагментации неубедителен70, потому что он видит в основе обоих писем гностический фон.

Даже если не считать 2 Кор. 6.4 -7.1 частью "прежнего письма", то все же остается неразрешенным вопрос, входил ли этот отрывок с самого начала в Послание. Одни ученые полагают, что это ессейский фрагмент, который был адаптирован и вставлен в Послание самим Павлом71, другие считают, что он был вставлен редактором72, по мнению третьих, он с самого начала входил в Послание и представлял собой авторское отступление73. Также неразрешенным остается вопрос о 2 Кор. 10-13.

Так, некоторые ученые, хотя и отрицают его отождествление со строгим письмом, тем не менее отделяют его от глав 1-9 и считают, что он был написан по другому поводу74. Другие же следуют более традиционной линии рассуждений и видят пропуск в составлении письма между гл. 9 и 1075. Вопрос вызывают также главы 8 и 9. Некоторые убеждены, что они были написаны по разным поводам76. Что касается других разделов Посланий, то считается, что они не выражают идей Павла77, однако теории источников, которые мог использовать Павел, весьма неубедительны78.

Может быть прав Рамсей79, который считает, что ни Первое, ни Второе Послания не были написаны за один присест, и многое в них указывает на интервалы и паузы в процессе их написания. Так, он видит интервал после глав 4, 6, 8, 10 и 12 и явную кульминацию после глав 1-4, которые написаны в одном эмоциональном тоне. Павел пишет о миссии Тимофея и своем намерении вскоре прийти в Коринф, но в следующем разделе преобладает, по выражению Рамсея, "чувство ужаса", и этот раздел начинается словами "Ибо знаем, что...". После строгого тона в главах 5 и 6 апостол переходит к спокойным рассуждениям в главах 7 и 8, и Рамсей полагает, что некоторые интервалы, возможно и довольно короткие, разделяют написание этих разных разделов. Такого рода гипотезу, конечно же, нельзя ни доказать, ни опровергнуть, но она, по крайней мере, имеет историческую вероятность и может объяснить некоторые явные неясности в двух Посланиях. Она может, например, объяснить повторение ссылки на Вечерю Господню в главах 10 и 11, как и дать самое обоснованное объяснение внезапным изменениям тона во втором Послании.

V. ДАТИРОВКА ПОСЛАНИЙ

Сложный характер исторического фона не позволяет точно датировать эти письма, и особенно Второго Послания. Самой общепризнанной датой написания для первого Послания является весна 57 года, хотя некоторые ученые предлагают более раннюю датировку. Так, например, А. Гарнак предложил 53 г., Дж. А. Т. Робинсон -55, а В. Рамсей - 56 г. Более важным для переписки с коринфянами является интервал, разделяющий Первое и Второе Послания. Это зависит, главным образом, от смысла фразы "с прошедшего года" (apo pervsi /аро perysi/) в 2 Кор. 8.10; 9.2. Очевидно, она предполагает время начала сбора подаяний в Коринфе, организованного Титом (8.6)80. Но действительно ли это означает, что между Первым и Вторым Посланием прошел один год? В 1 Кор. 16.1 и далее о сборе подаяний говорится таким образом, что обычно считается, что он еще не начался, хотя тон, в котором о нем говорится, предполагает, что Павел отвечает именно на этот вопрос. Но если Павел впервые говорит о сборе, то это должно означать, что интервал между двумя Посланиями определяется словами "с прошедшего года". Тогда эти слова не обязательно должны указывать на период в один год, так как новый год мог начаться после начала сбора подаяний81. Македонский новый год начинался 21 сентября и почти в то же время и иудейский, с разницей в несколько дней. Если Павел написал Первое Послание в октябре, то написав "в предшествующем году", он легко мог иметь в виду предшествующую пасху. Тогда Второе Послание должно было быть написано осенью того же года, что и Первое, с перерывом около семи месяцев. Некоторые другие факты также подтверждают возможность такой гипотезы.

Несомненно, что Павел написал Первое Послание незадолго перед Пятидесятницей, так как в 1 Кор. 16.8 он пишет, что намеревается остаться в Ефесе до нее. Самым естественным тогда будет предположить, основываясь на Деян. 20, что на следующую Пятидесятницу Павел был уже в Иерусалиме или, по крайней мере, вскоре после нее (Деян. 20.16). Кроме того, согласно Деян. 20.1-6, Павел провел некоторое время в Македонии после ухода из Ефеса и затем отправился в Грецию и пробыл там три месяца, прежде чем возвратиться в Македонию по дороге в Иерусалим. Это значит, что если не всю, то какую-то часть зимы он провел в Греции, так как на пасху он был в Филиппах (Деян. 20.6). Поэтому он должен был прийти в Коринф около декабря или января. И если Второе Послание было послано в октябре, то это указывает на период только за несколько недель до пасхи перед его приходом, что соответствует предупреждению о его посещении, о котором он писал в своем письме.

Некоторые ученые не согласны с такой схемой, как, например, Дункан82, который считает, что Деян. 20.1-3 предполагает две зимы. Он обосновывает это тем, что слишком много путешествий и слишком много работы едва ли можно было осуществить за семь месяцев. Однако "слишком много путешествий и слишком много работы" - это предположение самого Дункана. Так, например, он считает, что Павел провел так мало времени в Македонии во время своего предыдущего посещения, что ему пришлось провести там больше времени, чем это традиционно считается. Но это опять только предположение, так как апостол несомненно распределял свое время в зависимости от нужд церквей, которые он опекал, а его упоминание филиппийцев явно указывает, что они не требовали большого внимания. Дункан также относит к этому же времени дальнейшую евангелизационную работу Павла в Троаде и миссию Тита в Далмации. Но без других подтверждающих данных такую гипотезу едва ли можно принять.

Кеннеди83 также удлиняет интервал между Первым и Вторым Посланием на один год, считая, что Первое Послание было отправлено перед Пятидесятницей до ухода Павла из Ефеса. Хотя это возможно, подробности планов Павла в 1 Кор. 16.3-6 так хорошо соответствуют Деян. 20.1-3, что разделять Послания периодом в один год, во время которого Павел трудился в Ефесе, едва ли приемлемо. Зима, о которой упоминается в 1 Кор. 16.6, скорее всего - следующая зима после написания Послания.

Короткий период дает достаточно времени для еще одного посещения и еще одного письма между Первым и Вторым Посланиями, хотя если Тит отправлял все три письма (что не вызывает никакого сомнения), то времени доставить их у него действительно было очень мало84. Возможно, что Павел должен был уйти из Ефеса раньше, чем он предполагал, из-за возникшего там мятежа (Деян. 19.23-41), и если это предположение правильно, то у него оставалось больше времени для посещения Македонии.

СОДЕРЖАНИЕ ПЕРВОГО ПОСЛАНИЯ К КОРИНФЯНАМ

I. ПРИВЕТСТВИЕ И БЛАГОДАРЕНИЕ (1.1-9)

Послание написано от имени Павла и Сосфена коринфским верующим и другим, кто призывает имя Христа. Благодарение особенно воздается за духовную благодать этой Церкви и заканчивается заверением, что Бог утвердит их до конца. Это служит прелюдией к его дальнейшим обличениям.

II. БЕСПОРЯДКИ, СТАВШИЕ ИЗВЕСТНЫМИ ПАВЛУ (1.10 - 6.20)

А. Дух разделений (1.10 - 4.21)

В Церкви были группы, которые разделялись по своей приверженности к Павлу, Аполлосу и Кифе и отличались пагубной склонностью к философствованию. Первой заботой Павла является показать вред всякого мудрствования, которое он сопоставляет с проповедью креста, что становится основной темой проповеди Павла (1.17 -2.16). В следующем разделе он рассуждает об истинной природе христианского служения, приводя примеры из земледелия и строительства, и заканчивает тщетностью человеческого самохвальства (3). Но Павел близко к сердцу принимает всякую критику своих методов и противопоставляет себя своим противникам ("Мы безумны Христа ради, а вы мудры" 4.10). Однако он не желает стыдить их, а хочет руководить ими, как духовный отец. Для этого он посылает к ним Тимофея и собирается сам к ним скоро прийти. И он надеется, что тогда ему не придется приходить к ним с жезлом (4.21).

Б. Проблемы нравственного падения (5.1-13; 6.12-20)

1. Случай кровосмешения - серьезный проступок. Блудник должен быть отлучен и предан сатане, чтобы он исправился, так как нравственный грех, подобно старой закваске, должен быть очищен церковью (5.1-8).

2. Прежнее письмо Павла об общении с блудниками было неправильно понято, и он теперь объясняет, что он имел в виду, и подтверждает необходимость изгонять всякого претендующего быть христианином, повинного в распутстве (5.9-13).

3. Нравственное осуждение, однако, должно делать различие между такими объектами, как пища, что является вопросом целесообразности, и такими, как безнравственные акты, что является грехом против Святого Духа (6.12-20).

В. Обращение к языческому суду (6.1-11)

Так как этот вопрос помещен в середине раздела о нравственных грехах, то он должен иметь какую-то связь со случаем кровосмешения. Павел показывает ошибочность тех, кто должен судить мир, когда они обращаются к суду неверующих. Они сами должны судить.

III. ПРОБЛЕМЫ КОРИНФЯН (7.1 -15.58)

A. Сексуальные отношения (7.1-40)

Апостол объясняет, как он понимает христианский подход к сексуальным отношениям, проводя четкую грань между заповедью Господа и своим собственным мнением, которое было обусловлено его временем и обстоятельствами.

Б. Идоложертвенная пища (8.1-11.1)

Перед коринфянами встала проблема, законно ли для христианина есть идоложертвенную пищу. Павел отвечает: (1) что немощный христианин должен руководствоваться принципом совести (гл. 8); (2) что сам он предпочитает свободу, хотя и не настаивает на своих правах, как ясно следует из его отношения к материальной поддержке, а скорее подвергал бы себя воздержанию, подобно подвижникам (гл. 9); (3) что коринфяне, конечно же, должны избегать идолослужения, опасность которого можно показать на примерах из истории Израиля, потому что такое идолослужение несовместимо со святостью Вечери Господней (10.1 -11.1). К изречению "все мне позволительно", отражающему христианскую свободу, Павел добавляет вывод "но не все полезно", указывающий на христианское воздержание.

B. Нарушения в общественном служении (11.2-34)

Здесь было две проблемы, одна из которых касалась поведения и одежды женщин, а другая - Вечери Господней. В первом случае Павел повелевает христианкам уважать социальные обычаи своего времени, несмотря на их вновь обретенную свободу. В последнем случае он разъясняет, что каждый верующий сам должен испытать себя, достоин ли он "вкушать Вечерю Господню", ибо Она священна, а не секулярна, хотя и включает в себе обычную пищу.

Г. Духовные дары (12.1 - 14.40)

Павел сначала описывает разные дары, а затем на примере тела показывает, что все они необходимы для всего тела в целом (гл. 12). Но любовь важнее всех других даров, даже веры и надежды (гл. 13). Однако апостол не против употребления этих даров, но он заявляет, что пророчество - дар, который назидает, гораздо выше непонятных языков, которые этого не делают (14.1-25). Иерархия в Церкви превыше всего, будь то употребление даров или служение женщин (14.26-40).

В. Воскресение (15.1-58)

Главная проблема этой темы заключается в том, является ли воскресение первостепенной доктриной христианства, потому что некоторые заявляли, что не верят в воскресение. Павел начинает с того, что (1) показывает, что отрицать воскресение верующего - это фактически отрицать воскресение Христа, т.е. на деле это означает отрицание христианской веры (15.1-19); (2) утверждает на основании воскресения Христа, что верующий может быть уверен в том, что все покорится ему, и сам он воскреснет (15.20-34); (3) отвечает на вопрос, "в каком теле придут?", ссылаясь на принцип воскресения во всем естественном мире, т.е. что высшие формы жизни восстанут из низших (15.35- 50); (4) заканчивает утверждением, что воскресение произойдет при втором пришествии, и на этом основании он призывает коринфян быть твердыми сегодня в деле Господнем (15. 51-58).

IV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ (16.1-24)

Павел пишет коринфянам, как организовать сбор подаяний, излагает свои планы на близкое будущее, просит их принять Тимофея, когда он придет к ним, упоминает приход от них Стефана, Фортуната и Ахаика и посылает приветствия христианам и предает анафеме тех, кто не любит Господа. Заканчивает он заверением в своей любви к ним.

СОДЕРЖАНИЕ ВТОРОГО ПОСЛАНИЯ К КОРИНФЯНАМ

I. ПРИВЕТСТВИЕ И БЛАГОДАРЕНИЕ (1.1-11)

После обычного приветствия от себя и Тимофея Павел благодарит читателей за все их утешения во всех его недавних страданиях и просит их содействия и молитв в его служении.

II. СЛУЖЕНИЕ АПОСТОЛА (1.12 - 7.16)

А. Его планы (1.12 - 2.17)

По-видимому, Павла обвиняли в непостоянстве на том основании, что он изменил свои планы, но он оправдывается тем, что сделал это по вине самих коринфян (1.15-2.1). Его отношения с ними были сильно омрачены, но задержка его прихода дала время раскаяться человеку, сильно огорчившего его и нуждающегося сейчас в прощении, что он и просит читателей сделать (2.2-17).

Б. Характер служения (3.1-7.16)

Апостол затем переходит к праву проповедовать Евангелие, так как его собственное право делать это было подвергнуто сомнению.

1. Служение это служит новому завету (гл. 3), который превосходит старый, и так как старый завет был столь славен, что Моисей, его служитель, должен был покрывать свое лицо покрывалом, насколько же более славно служение новому завету. Более того, эта слава гарантируется господством Духа.

2. Служение накладывает огромную ответственность (4.1-15). Хотя оно и имеет божественное происхождение, его служители сравниваются с земными сосудами. Но и в них проявлена жизнь Иисуса.

3. Служение должно выполняться в свете судилища Христова (4.16 - 6.2). Это означает как надежду на вечную славу, так и страх, приведший к вере. Служитель Христов - посланник примирения между человеком и Богом.

4. Павел показывает, что его служение сопряжено со многими трудностями и скорбями (6.3-13). И все же он принимает коринфян с любовью и просит их также принять и его с любовью.

5. Среди них происходит беззаконие (6.14 - 7.1), и он просит своих читателей очиститься от всего нечистого, так как праведность не может сочетаться с беззаконием.

6. Затем Павел описывает свою встречу с Титом в Македонии и пишет, с какой радостью он воспринял весть, которую принес ему Тит (7.2-16). Большое утешение ему принесло известие, что они "опечалились к покаянию".

III. СБОР ПОДАЯНИЙ (8.1 - 9.15)

Коринфяне уже выразили желание участвовать в сборе подаяний для бедствующих в Иерусалиме, но их решение, очевидно, не было осуществлено, и Павел объясняет, чего он ожидает от них. Он напоминает им о бедности Христа и щедрости македонцев, чтобы побудить их к большей активности. Раздел заканчивается проповедью о христианской благотворительности.

IV. ОБОСНОВАНИЕ ПАВЛОМ СВОЕГО АПОСТОЛЬСТВА (10.1 -13.10)

1. В первой части этого раздела апостол защищается перед теми, кто сомневается в его праве на апостольство. Он, по-видимому, обращается главным образом к своим личным врагам. Они могут противиться его появлению, но он пресечет всякую попытку умалить его авторитет. Он первым начал проповедовать им Евангелие и имеет право хвалиться своей апостольской властью над ними (гл. 10).

2. Затем он обличает своих противников и опровергает обвинения, которые они выдвигают против него. Его апостольство больше их, потому что никто из них не пострадал так за Христа, как он. Кроме того, он может хвалиться тем, что имел неописуемые откровения. Все это дает ему право утверждать свой авторитет (11.1 -12.13).

3. Он собирается снова прийти в Коринф, но сердце его неспокойно, хотя он и надеется, что ему не придется употреблять строгости к тем, кто продолжает оспаривать его авторитет (12.14-13.10).

V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ (13.11-14)

Тон этих последних слов более спокойный, хотя даже здесь Павел просит их исправиться, но последнее благословение такое же, как и в других его письмах.

Примечания

1 См.: J. Murphy-O'Connor, St. Paul's Corinth. Texts and Archaeology (1983). Исследователь представляет полезный сборник упоминаний и описаний Коринфа в античной литературе, а также археологические данные.
2 Ср.: W. R. Halliday, The Pagan Background of early Christianity (1925); E. M. Blaiklock, The Christian in Pagan Society (1956).
3 Ср.: Tubinger Zeitschrift fur Theologie 4 (1831), pp. 61 ff., цит. по: W. G. KUmmel, Das Neue Testament (1958), pp. 158 ff.
4 Ср.: E. Bammel, ThZ 11 (1955), p. 412. Ср.: D. W. Oostendorp, Another Jesus: A Gospel of Jewish Christian Superiority in P Corinthians (1967).
5 Die Gnosis in Korinth. Eine Untersuchung zu den Korintherbriefen (1956). Рассматривая английский перевод книги Шмитальса (Gnosticism in Corinth, 1972), Мак-Рей (G. W. McRae, Interpretation 26 (1972), pp. 489-491) подверг критике мнение, изложенное в этой книге, из-за того, что автор не различает "огромной разницы между 1 и 2 Посланием к Коринфянам". Мак-Рей признает наличие гностических тенденций, однако отвергает мнение о том, что оппонентами Павла были гностики.
6 См. изложение его взглядов в прим. 40 к предыдущей главе, в разделе IV к следующей главе и в разделе V к главе 14.
7 Ср. его работу: Gnosis and the New Testament (1968), pp. 51 ff. Ср. также его критику Шмитальса: SJT 15 (1962), pp. 324-327. См: H. J. Schoeps, Paul, p. 78. Автор отвергает идею Шмитальса в кратком примечании.
8 Weisheit und Torheit (1959).
9 Ср. критику теории Вилкенса: К. Prumm, ZkT 87 (1965), pp. 399-442; 88 (1966), pp. 1-50. Баррет (С. К. Barrett, BJRL 46 (1964), pp. 269-297) называет эту теорию чрезмерно упрощенной. Ср. также: N. A. Dahl, "Paul and the Church at Corinth in 1 Cor. i. 10-iv. 21", Christian History and Interpretation, 1967, pp. 313-335, который не находит признаков гностицизма у оппонентов ал. Павла.
10 Например, см.: S. Arai, "Die Gegner des Paulus im 1 Korintherbrief und das Problem der Gnosis", NTS 19 (1973), pp. 430-437, который считает, что оппонентами Павла были представители богатой интеллигенции, которых нельзя рассматривать как гностиков в определении Евангелия от Фомы, тем не менее они были склонны к гностическим идеям.
11 Вильсон (R. McL. Wilson, "How Gnostic were the Corinthians?", NTS 19 (1972), pp. 65-74) усматривает всего лишь зачатки гностицизма в ситуации, сложившейся в Коринфе. Автор ссылается на мнение А. Д. Нока о том, что прослеживается "гностический образ мышления". Дальнейшее обсуждение проблемы гностицизма в Коринфе см. в следующих работах: М. Winter, Pneumatiker und Psychiker in Korinth (1975); B. A. Pearson, The Pneumatikos-Psychikos terminology in 1 Corinthians. A study in the theology of the Corinthian opponents of Paul and its relation to Gnosticism (1973).
12 Ср.: С. К. Barrett, op. cit.
13 Ср.: D. Georgi, Die Gegner des Paulus im 2 Korintherbrief (1964).
14 Ср.: W. Bieder, ThZ 17 (1961), pp. 319-333, который предполагает также наличие некоторых элементов спиритизма, откуда и происходит упоминание Павлом служителей сатаны (2 Кор. 11.14-15). Кюммель (W. G. Kommel, DMT, pp. 285-286) полагает, что основными противниками Павла были гностики, однако автор отвергает мнение о том, что все вопросы Посланий к Коринфянам были вызваны гностической проблемой.
15 Ср.: W. G. Kummel, ibid., p. 285. Ср.: G. Friedrich, Festschrift О. Michel (1963), pp. 181-215. Автор высказывает мнение о том, что оппоненты Павла были экстатиками (Ekstatiker). Баррет (С. К. Barrett, op. cit., pp. 1-12) связывает противодействие Павлу с деятельностью ал. Петра. Вильхауэр (P. Vielhauer, "Paulus und die Kephaspartei in Korinth", NTS 21 (1975), pp. 341-352) поддерживает мнение Менсона (Т. W. Manson, Studies in the Gospels and Epistles, pp. 190 ff., 210 ff.) о том, что указание Павла на единственное основание в 1 Кор. 3.11 является спорным, оно было нацелено против идеи превосходства Петра. Рассматривая 2 Послание к Коринфянам, Баррет (С. К. Barrett, NTS 17 (1971), pp. 233-254) идентифицирует оппонентов ал. Павла в этом Послании с незваными гостями из Иерусалима, о которых коринфяне судили с эллинистических позиций. Согласно мнению автора, можно выделить две группы оппонентов - консерваторов (столпы) и либералов (иудеи с неиудейским образом жизни).
16 Ср.: А. С. Thiselton, "Realized Eschatology at Corinth", NTS 24 (1978), pp. 510-526, который обосновывает целенаправленную эсхатологическую концепцию в Послании двумя соображениями - это предположение объясняет различия в содержании между 1 и 2 Посланиями, и описанный в Книге "энтузиазм" носит эсхатологический характер.
17 См.: E. H. Pagels, "The Mystery of the Resurrection": A Gnostic Reading of 1 Corinthians 15, JBL 93 (1974), pp. 276-288. Автор оспаривает мнение о том, что Павел в 1 Кор. 15 преследовал антигностические цели. Она находит поддержку своего мнения в толковании Павла Валентинианом. Однако другой автор (R. A. Horsley, "How can some of you say that there is no resurrection of the dead?" Spiritual elitism in Corinth", Nov. Test. 20 (1978), pp. 203-231) думает, что коринфяне считали Христа божественной Софией, великой мистагогией (mystagogue), и утверждает, что они верили в возможность освобождения от плотской реальности посредством введения себя в особое экзальтированное состояние.
18 См.: М. Е. Thrall, "Super-Apostles, Servants of Christ and Servants of Satan", JSNT6 (1980), pp. 42-57, который доказывает, что речь идет об иерусалимских апостолах. Однако Мак-Клелланд (S. Е. McClelland, "Super-Apostles, Servants of Christ, Servants of Satan". A Response, JSNT 14 (1982), pp. 82-87) рассматривает это как не более чем отражение тех претензий, которые выдвигали оппоненты Павла.
19 Ки (D. Kee, "Who were the "Super-Apostles" of 2 Corinthians 10-13?", Restor Quart 23 (1980), pp. 65-76) считает, что эти люди были эллинистическими евреями.
20 Так, см.: С. К. Barrett, Christianity at Corinth, p. 294. Этого же мнения придерживается другой исследователь: J. Drane, Paul: Libertine or Legalist? (1976), p. 106.
21 Ср.: A. Plummer, 2 Corinthians (ICC, 1915), ad loc.
22 Ср.: R. P. C. Hanson, 2 Corinthians (1954), pp. 21-22.
23 Ср.: J. C. Kurd, Jnr, The Origin of 1 Corinthians (1965,1983).
24 Ср. обзор позиции Херда: L. W. Barnard, CQR 166 (1965), pp. 516 ff., а также комментарии Баррета: С. К. Barrett, The First Epistle to the Corinthians (1968), pp. 6-8.
25 Так, см.: J. A. Fitzmyer, CBQ 23 (1961), pp. 271-280; ср.: idem, in Essays on the Semitic Background of the New Testament (1974), pp. 205-217. Другой ученый (J. Gnilka, "2 Cor. 6:14-17 in the light of the Qumran Texts and the Testaments of the twelve Patriarchs", in Paul and Qumran (ed. J. Murphy-O'Connor, 1968), pp. 48-68), который также приходит к подобному заключению, считает этот отрывок христианским увещеванием в ессенской традиции. Он усматривает в использовании слова pistos (верный) в 2 Кор. 6.15 свидетельство в пользу того, что оно относится к позднейшей вставке, не связанной с Павлом. Ср. также: К. С. Kuhn, RB 61 (1954), р. 203. Колланж в своем исследовании 2 Кор. 6.14-7.4 (J.-F. Collange, Enigmes de la deuxieme epitre de Paul aux Corinthiens, 1972) трактует этот раздел как фрагмент полемики между христианами и иудеями (р. 319). Мартин (R. P. Martin, 2 Corinthians (1986), pp. xl-lii), признавая наличие ессенского источника, лежащего в основе этого отрывка, полагает, что Павел сам поместил его во 2 Послание к Коринфянам. См. также: J. J. Gunther, St. Paul's Opponents and their Background (1973), pp. 305-313. Автор считает, что язык отрывка настолько совпадает с языком кумранских текстов, Заветов и празднеств, что его автор должен был быть христианином, погруженным в кумранскую среду.
26 Ср.: N. A. Dahl, "Der Epheserbrief und der verlorene erste Brief des Paulus an die Korinther", in Abraham unser Vater (ed. O. Betz, M. Hengel, P. Schmidt, 1963), pp. 65-77. Даль связывает это с Ефес. 5.5-11.
27 Брюс (F. F. Bruce, I and 2 Corinthians (1971), pp. 23-24) предполагает, что некоторые вопросы, поставленные перед Павлом коринфянами, возникли на основе предыдущего Послания Павла.
28 См.: R. A. Horsley, "Consciousness and Freedom among the Corinthians: 1 Corinthians BIO", CBQ 40 (1978), pp. 574-589. Автор утверждает, что коринфяне подходили к вопросу об идоложертвенной пище, исхода из точки зрения разных уровней совести, а не из моральных соображений, как это делает Павел.
29 Кроме того, предполагается, что после первого посещения Павел собирался нанести второй визит, который не состоялся (см. критику этой точки зрения со стороны Кеннеди: J. Н. Kennedy, The Second and Third Epistles of St. Paul to the Corinthians, 1900, pp. 6 if.). Кеннеди не усматривает намерения Павла посетить церковь в стихах 2 Кор. 13.1 и далее, а также 12.14 и далее. Зикенбергер (J. Sickenberger, Die beiden Briefe des hi. Paulus an die Kor. und Rom. (1932), pp. 158, 163) придерживается мнения о том, что Павел изменил свои планы в соответствии с изменившимися обстоятельствами (ср. критику: Meinertz, Einleitung in das Neue Testament, 1950, p. 102 f).
30 Наиболее ранние толкователи этих слов считали, что грамматика подразумевает скорее намерение, чем посещение, основываясь на слове etoimws /etoimos/ в 2 Кор. 12.14. Однако возникает проблема со словами "второй раз" в 13.2, которые не могут быть истолкованы, как намерение посетить, и которые, несмотря на это, должны пониматься в свете этой гипотезы как гипотетический визит (например, "как если бы я присутствовал второй раз").
31 Баур (F. С. Baur, The Apostle of Jesus Christ (1876), pp. 302 ff.) придерживается мнения о том, что все Послание было призвано снять с ал. Павла обвинение в непостоянстве, и, следовательно, он упоминает троекратное намерение не для того, чтобы показать свою ненадежность, а как раз наоборот. Автор приводит три доказательства в пользу своей точки зрения. Однако мало кто из современных ученых придерживается подобного подхода.
32 См.: Feine-Behm, Einleitung (1956, p. 158). Автору представляется, что, исходя из 1 Послания, нет такой напряженной ситуации, которая бы требовала "посещения с огорчением". Конечно, нет сомнений в том, что ал. Павлу необходимо было прибегнуть апостольскому авторитету. Ср.: Ktimmel, INT, p. 282.
33 Дункан предполагает, что по прибытии в Троаду Павел провел там значительное время, так как во время предыдущего визита он не имел такой возможности благовествовать (ср. 2 Кор. 2.12). После пребывании в Троаде апостол нанес мимолетный визит в Коринф. Однако все это заняло 18 месяцев - период между 1 и 2 Посланиями к Коринфянам (см. рассмотрение проблемы датировок в разделе V данной главы): Duncan, St. Paul's Ephesian Ministry, 1929, pp. 327 ff. Менсон (Т. W. Manson, BJRL 26 (1942), pp. 327 ff.) предлагает следующий маршрут an. Павла: Коринф ("посещение с огорчением"), Македония, Троада, Македония.
34 Пламмер (A. Plummet, 2 Corinthians, p. xxviii) цитирует в поддержку подобного отождествления Альфорда, Бернарда, Денни, Майера, Б. Вейсса и Т. Цана (Alford, Bernard, Denney, Meyer, B. Weiss and Zahn). Тем не менее мнение о том, что предыдущее Послание представляет собой 1 Кор., поддерживается некоторыми учеными. Ср.: F. Young and D. F. Ford, Meaning and Truth in 2 Corinthians (1987), p. 53, которые отвергают идею утраченного Послания между 1 и 2 Посланиями к Коринфянам.
35 Ср.: Plummer, op. cit., p. xxviii. Автор приводит мнения наиболее авторитетных исследователей в поддержку данной теории до 1915 г. После 1915 г. ср. особ.: R. H. Strachan, The Second Epistle to the Corinthians (1935). Гипотеза о том, что отрывок 2 Кор. 10-13 представлял собой часть "строгого" письма, подверглась резкой критике в статье: А. М. G. Stephenson, in The Authorship and Integrity of the New Testament (SPCK Collections 4, 1965), pp. 82-97. Противоположное мнение см.: G. Bornkamm, ibid., pp. 73-81 (перепечатано с NTS 8 (1962), pp. 258-264). См.: R. Batey, JBL 84 (1965), pp. 139-146, который также возражает против помещения 2 Кор. 10-13 до 2 Кор. 1-9. Он предлагает следующее развитие взаимоотношений Павла и коринфян: 1. Первый визит в 50-51 гг.; 2. Пребывание в Азии (в синод, пер. - Асии) с лета 52 г. по осень 54 г., где были написаны "предварительное письмо" и 1 Послание к Коринфянам; 3. "Строгое" письмо, посланное через Тита, а не с посещением с огорчением Павла; 4. Евангелие принято, и Тит послан с 2 Кор. 1-9 (ноябрь 54); 5. Зима в Коринфе; 6. Возвращение в Македонию, где были написаны главы 2 Кор. 10-13 (весна 55 г.); 7. Павел отбывает в Иерусалим, не посетив третий раз Коринф. Баррет (С. К. Barrett, Neotestamentica et Semitica, ed. E. E. Ellis and M. Wilcox, 1969, pp. 1-14) предлагает сходную теорию о том, что отрывок 2 Кор. 10-13 был написан после 2 Кор. 1-9 вслед за плохими известиями из Коринфа, полученными от Тита.
36 Der Vier-Capitelbrief des Paulus an die Korinther (1870).
37 Кеннеди (J. H. Kennedy, The Second and Third Epistles to the Corinthians, 1900) отмечает не только резкое изменение тона, но также и заметную разницу в синтаксисе, разделяющую две части (ср.: pp. 94 ff.). Бетц (H. D. Betz, 2 Corinthians 8 and 9 (1985), p. 13) считает, что наилучшее обсуждение комплекса проблем написания 2 Послания к Коринфянам представлено у Кеннеди.
38 Ср.: R. A. Knox, A New Testament Commentary for English Readers, vol. P (1954), p. 175. Нокс предполагает, что главы 7-9 гораздо разительнее отличаются от остального Послания, чем главы 10-13 от Рим. 1-9. По Р. Нокса мнению, большая часть Послания отражает разочарование автора, и только центральная часть (гл. 7-9) - уверенность. Таскер (R. V. G. Tasker, 2 Corinthians (1958), pp. 32 f.) думает, что строгость глав 10-13 наигранна для того, чтобы сгладить очевидную остроту отрывка.
39 Ср.: Moffatt, ILNT, pp. 119 ff. Ср. также: Peake, Critical Introduction to the New Testament (1909), pp. 36-37. Последний автор видит в этом непреодолимую трудность. Но см. дальнейшее рассмотрение проблем глав 10-13 в следующем разделе данной главы.
40 Нельзя допускать, что этот подход был нацелен на выделение неблагоразумного меньшинства (ср.: Т. Henshaw, New Testament Literature, p. 244), так как всякий раз, когда возникала необходимость в увещевании подобных меньшинств, Павел вынужден был прибегать к своей власти и авторитету. С другой стороны, более строгий тон глав 10-13 был предназначен для всей общины, включая даже тех, кто принял апостольскую точку зрения, во избежание того, чтобы они вновь подвергли сомнению апостольский авторитет (ср.: R. V. G. Tasker, 2 Corinthians, 1958, p. 32). Необходимо отметить, что стих 10.2 проясняет цель последующих глав, обращенных к "некоторым", выделяющим себя из остальной общины, как единого целого (ср. также стих 12). Более современный автор (F. Fisher, I and 2 Corinthians (1975), pp. 271-273) отстаивает мнение о существовании упорствующего меньшинства.
41 См.: R. Heard, INT. р. 192. Автор обращает внимание на то, что во многих других Посланиях ал. Павел решительно противопоставляет оппонентам свой личный авторитет (Например, 1 Кор. 4.14-21; Гал. 6.12-17; 2 Фес. 3.6-15; 2 Тим. 4.14-18).
42 Мунк (Munck, op. cit., pp. 171 f.) придерживается мнения о том, что отрывок 10-13 был написан позже, чем гл. 1-9, хотя и признает, что интервал между ними должен был быть настолько коротким, чтобы они потом рассматривались как части одного письма. Автор полагает, что гл. 1-7 относятся ко времени до прибытия иудейских "апостолов" в Коринф, упомянутых в гл. 10-13, о чем Павел узнал позже. Кроме того, Мунк считает, что оппонентами Павла были не иудейские апостолы, а сами коринфяне. Его мнение о том, что гл. 10-13 написаны позже, не отличается новизной, до него эту концепцию выдвигали Дрешер, Кренкель и Вебер (Drescher, Krenkel and Weber), ср. критику Пламмера: Plummer, op. cit., pp. xxviii, xxix.
43 Die Briefe des Apostels Paulus an die Korinther (1933), ad loc.; ср. критику Моффатта: Moffatt, ILNT, p. 123. Идея о том, что разрыв между стихами 9.15 и 10.1 объясняется перерывом диктовки, получила свою поддержку в работе: Е. Stange, "Diktierpausen in den Paulus-briefen", ZNTW (1917-18), pp. 109-117.
44 Кеннеди (J. H. Kennedy, op. cit., p. 135) придает большое значение этой аргументации, обходящейся без традиционного представления о единстве 2 Послания к Коринфянам. Ср. также: К. Lake, The Earlier Epistles of St. Paul (1927), pp. 159 ff. Ср.: Batey, op, cit., который выступает против сопоставления 2 Кор. 10-13 с 2 Кор. 1-9. Автор утверждает, что последний отрывок также хорошо сочетается с местами из 1 Послания к Коринфянам.
45 Ср. мнение о том, что все 2 Послание служит цепям обещанного посещения: A. Menzies, The Second Epistle of the Apostle Paul to the Corinthians, 1912, pp xxxvii-xlii).
46 В противовес этой гипотезе можно привести другое исследование, которое заключается в противоречивости того, что стихи 12.14 и 13.1 (где упоминается "третий визит") предваряют стих 1.15, где Павел объясняет, почему он не смог нанести второй визит (ср.: W. М. Ramsay, Exp. 6.3, р. 240). Более веским представляется предположение Кеннеди о том, что если гл. 10-13 отделить от 2 Послания, то составные гл. 8-9 должны заканчиваться так же, как и 1 Послание к Коринфянам (J. H. Kennedy, op. cit., p. 136). Однако далеко не обязательно оба Послания должны оканчиваться одинаково.
47 См.: R. H. Strachan, The Second Epistle to the Corinthians (1935), p. XX. Автор выражает это противоречие более ярко: "Если последние четыре главы были написаны по тому же поводу, что и остальное Послание, то ал. Павел полностью опровергает свое утверждение в 2 Кор. 3.1-3".
48 См.: V. P. Furnish, 2 Corinthians (1984), p. 37. Исследователь, несмотря на тщательное рассмотрение этой гипотезы, отвергает мнение о том, что гл. 2 Кор. 10-13 представляют собой скорбное письмо.
49 См.: A. Menzies, op. cit., ad loc. Автор полагает, что это утверждение не может стоять до стиха 8.6, где представляются посланцы, включая Тита. Таскер (R. V. G. Tasker, op. cit., p. 35) считает это убедительным доказательством единства Послания. Другой автор (W. Н. Bates, NTS 12 (1965), pp. 56-69) также не склонен считать отрывок 2 Кор. 10-13 отдельным от остальной части Послания, он придает особое значение отрывку о Тите. Бейтс трактует гл. 10-13 как краткое изложение гл. 1-9, утверждая, что настроение обеих частей Послания скорее осуждающее, чем примирительное. Основательную поддержку единства см.: V. Е. Hughes, Paul's Second Epistle to the Corinthians (1962), pp. xxi ff.
50 См.: L. P. Pherigo, "Paul and the Corinthian Church", JBL 68 (1949), pp. 341-350. Автор преодолевает эту трудность отвержением идеи о том, что отрывок 2 Кор. 10-13 представляет собой "скорбное письмо", хотя и придерживается теории его отделенности. Фактически он допускает большой временной интервал между двумя частями, относя вторую часть к периоду после освобождения Павла от заточения в Риме.
51 Ср.: М. Dibelius - W. G. Kummel, Paul (1953), p. 95; J. Munck, Paul and the Salvation of Mankind (1959), p. 170.
52 Современный сторонник отождествления 2 Кор. 10-13 со строгим письмом (F. Watson, "2 Corinthians x-xiii and Paul's Painful Letter", JTS n.s. 35 (1984), pp. 324-326) пытается восстановить недостающее звено.
53 Ср.: Munck, op. cit., p. 171.
54 The Second and Third Epistles to the Corinthians, pp. 79 ff.
55 ILNT, p. 122. Ср.: Kummel, INT, pp. 203 f, который рассматривает серьезные трудности, с которыми сталкивается теория компиляций. Кюммель имел ввиду статью В. Михаэлиса: W. Michaelis, "Teilungshypothesen bei Paulusbriefen", ThZ 14 (1958), pp. 321 ff.
56 Таскер (R. V. G. Tasker, op. cit., pp. 32-33) подвергает сомнению характер гл. 10-13, как "скорбного письма". Он считает, что в этом тексте скорее всего звучит твердое, но доброжелательное предостережение со стороны апостола.
57 Трудно установить точную дату, когда Послания были записаны в форме кодекса, по всей вероятности это произошло в I веке, ср. статью: С. Н. Roberts, "The Codex" in The Proceedings of the British Academy 32 (1954). Как и случае с изданиями законов с их организованной структурой и планом, форма кодекса предохраняла манускрипты от вставок и искажений при переписке в гораздо большей степени, чем форма свитков. С другой стороны, начало и конец свитка, вероятно был очень уязвим. Кеннеди (J. Н. Kennedy, op. cit., pp. 153 ff.) предполагает, что посланники Климента, отправленные в Коринф с его письмом, предъявили два поврежденных послания, которые были затем соединены и опубликованы, как единое целое. Новая копия, таким образом, включала обе части. Другой автор (R. H. Strachan, The Second Epistle to the Corinthians, pp. xx-xxii) довольствуется теорией редакций при переписке, которая была призвана привести в надлежащий вид начало и конец фрагментов для удобства чтения. Хенсон (R. Р. С. Hanson, 2 Corinthians, 1954, pp. 21-22) полагает, что три части 2 Послания к Коринфянам были свернуты в один свиток, и когда они были отредактированы до их современного вида, в гл. 1-9 был включен маленький фрагмент 6.14-7.1. Однако подобная вставка могла быть сделана только в цельный свиток, так как гл. 10-13 скорее всего относятся к концу, чем к началу текста, ввиду того, что гл. 1 начинается с приветствия (1.1). Иными словами говоря, в одном случае редактор руководствуется здравым смыслом, а в другом -иными соображениями. Более правдоподобной выглядит идея единства Послания. Однако дальнейшие дискуссии на этот счет см. в следующем разделе.
58 Бетц (H. D. Betz, Der Apostel Paulus und die sokratic Tradition, 1972) развивает идею о том, что отрывок 2 Кор. 10-13 представляет собой апологию.
59 См.: С. J. A. Hickling, "Is the Second Epistle to the Corinthians a Source for Early Church History?", ZNTW 66 (1975), pp. 284-287, который считает, что 2 Послание нацелено не на опровержение лжеучений, а на поддержку репутации Павла. Автор предостерегает против неоправданной трактовки слов Павла как острой полемики.
60 Доброкачественный обзор подобных теорий см. в работах: V. P. Furnish, 2 Corinthians (1984), pp. 30-54; H. D. Betz, 2 Corinthians 8 and 9 (1985), pp. 3-36.
61 History of Primitive Christianity (англ. пер. 1937), i, pp. 340 f.
62 La premiere Epitre de St. Paul aux Corinthiens. После получения информации от домашних Хлоиных и по просьбе самих коринфян Павел отправил письмо "А", а позже, обеспокоенный тревожными известиями, апостол послал письмо "Б".
63 Introduction аи Nouveau Testament, IV, 2, pp. 74-86. См. также: E. В. Allo, 2 Corinthians (1937), pp. liv-lvi, где рассматриваются теории компиляции Хагге (Hagge, 1876), Лиско (Lisco, 1896), Фельтера (V6lter, 1905), Клемена (Clemen, 1894 и 1907), Гальмеля (Halmel, 1894-1909), И. Вейсса (J. Weiss, 1917), Луази (Loisy, 1922), Виндиша (Windisch, 1924) и Гогеля (Goguel, 1926). Примечательны серьезные разногласия между ними. См.: D. W. Riddle and H. Hutson, New Testament Life and Literature (1946). Авторы трактуют гл. 1 Кор. 9 как отдельную от остальной части Послания и считают ее фрагментом письма, написанного между 1 Посланием и письмом, включавшим 2 Кор. 10-13 (pp. 132-135).
64 St. Paul and Corinth (1947), pp. 40 ff.
65 Еще раньше Моффатт (Moffatt, ILNT, 1918, p. 128) отвергал идею несоответствия между 8.24 и 9.1. Он считал единство описываемой ситуации в главах 8 и 9 настолько очевидным, что их нельзя разделять. Таким же образом можно прокомментировать отделение фрагмента 2.14-7.4, предложенное Миттоном (С. L. Mitton, The Formation of the Pauline Corpus of Letters, 1955, p. 26), который считает этот факт почти определенным на том основании, что стих 7.5 возобновляет прерванное повествование. Весь отрывок (2.14-7.4) является неразрывной частью аргументации ал. Павла, в нем внимание Павла приковывает слава служения. Ср. комментарии к утверждечиям Миттона: R. V. G. Tasker, op. cit, p. 29. См.: J. Hering, La deuxieme Epitre de St. Paul aux Corinthiens (1958), pp. 12-13. Автор находит теорию "скорбного письма" (гл. 10-13) весьма правдоподобной и полагает, что гл. 9 представляла собой также отдельное письмо, посланное через Тита в Коринф раньше глав 1-8.
66 Ср. исследование связи отрывка 2 Кор. 2.14-17 с его контекстом: Т. W. Manson, Studia Paulina (1953), pp. 155-162 (edited by van Unnik).
67 NTS 8 (1962), pp. 258-264. Взглядов Борнкама придерживался Георги: D. Georgi, Die Gegner des Paulus im 2 Korintherbrief (1965). Эти же идеи развивал Колланж: J.-F. Collange, Enigmes 1972.
68 Против мнения Борнкама ср.: Kummel, INT, p. 214; R. H. Fuller, ШТ, pp. 48 ff. Ср.: J. Harrison, ET 77 (1966), pp, 285 f., который предполагает, что 2 Кор. 1.1-4.21 образует единство с 2 Кор. 10-13. Ср. также: A. Q. Morton, ET 78 (1967), р. 119. Исследователь устанавливает местонахождение тех или иных отрывков в 1 или 2 Послании к Коринфянам на основании днины предложений.
69 W. Schmithals, "Die Korintherbriefe als Briefsammlung", ZNTW 64 (1973), pp. 263-288. Он предлагает следующую схему: А. 1. 11:2-34; В. 1. 6:1-11 + 2. 6:14-7:1 + 1. 6:12-20 + 9:24-10:22+15:1-58+16:13-24; С. 1. 5:1-18 + 7:1-8:13 + 9:19-22 + 10:23-11:1 + 12:1-31а + 14:lc-40 + 12:31Ь-13:13 + 16:1-12; D. 1. 1:1-4:21; Е. 2. 2:14-6:2; F. 1. 9:1-18 + 2. 6:3-13 + 7:2^; G. 2. 10:1-13:13; Н. 2. 9:1-15; 1.2. 1:1-2:13 + 7:5 + 8:24.
70 Это предположение подверглось резкой критике: G. W. McRae, Interpretation 26 (1972), pp. 489-491, не только из-за употребления термина гностический, что само по себе уязвимо для критики, но также и из-за его посягательств на единство 1 Послания к Коринфянам, которое автор упорно отстаивает. См.: К. Е. Bailey, "The Structure of I Corinthians and Paul's Theological Method with Special Reference to 4.17", Nov. Test. 25 (1983), pp. 152-181, который считает, что Первое Послание к Коринфянам состоит из пяти эссе: 1.5-4.16; 4.17-7.40; 8.1-11.1; 11.2-14.40; 15.1-58.
71 Ср.: R. P. Martin, 2 Corinthians (1986), pp. xl-lii. Он предполагает, что этот фрагмент был необоснованно приписан 2 посланию к Коринфянам.
72 Ср.: J. Fitzmyer, "Qumran and the Interpolated Paragraph in 2 Cor. 6:14-7:1", in Essays on the Semitic Background of the New Testament (1974), pp. 205-217. Ср. также: V. P. Furnish, 2 Corinthians(1984)> p. 35, который не признает за Павлом авторства этого отрывка, а считает, что он был вставлен поздним редактором. Сходную точку зрения см.: J.-F. Collange, op. cit. Бетц (H. D. Betz, "2 Cor. 6:14-7:1. All Anti-Pauline Fragment?", JBL 92 (1973), pp. 88-108), исходя из Послания к Галатам, приходит к выводу, что взгляды аи. Павла диаметрально противоположны тому, что отстаивается в этом отрывке. Ср. также: N. A. Dahl, "A Fragment and its context: 2 Cor. 6:14-7:1", in Studies in Paul (1977), pp. 62-69.
73 Ср.: F. F. Brace, 1 and 2 Corinthians (1971), pp. 23-24; M. E. Thrall, "The Problem of P Cor. vi:14-vii:l in some recent discussion", NTS 23 (1977), pp. 132-148; G. D. Fee, P Corinthians vi:14-vii:l and food offered to idols, NTS 23 (1977), pp. 140-161; J. Lambrecht, "The Fragment 2 Cor. VI.14 - Vn.l. A plea for its Authenticity", in Miscellanea Neotestamentica I (ed. T. Baada, A. F. J. Klijn, W. C. van Unnik, 1978), pp. 143-161.
74 Ср.: R. Bultmann, The Second Letter to the Corinthians (англ. пер. 1985), p. 18. Автор рассматривает гл. 10-13 вместе с гл. 9 как отдельное письмо. Ср. также: R. Jewett, "The Redaction of 1 Corinthians and the trajectory of the Paulin School", Journal of the American Academy of Religion 44 (1978), pp. 389-444, который помещает гл. 9 после глав 10-13, считая их современную последовательность в Послании ошибкой редактора.
75 Ср.: Bruce, op. cit, p. 170, который считает, что вторая часть представляла собой отправленное письмо. Мартин (Martin, op. cit.) полагает, что отрывок 2 Кор. 10-13 является отдельным письмом, и усматривает несоответствие в композиции всего Послания.
76 Ср.: Н. D. Betz, 2 Corinthians 8 and 9 (1985), который считает, что местом назначения гл. 8 был Коринф, а гл. 9 - Ахайя.
77 См.: V. P. Branick, "Source and Redaction Analysis of 1 Corinthians 1-3", JBL 101 (1982), pp. 251-268, который усматривает в исследованном отрывке (1 Кор. 1-3) проповедь, не предназначенную первоначально для отправки в Коринф, на том основании, что на всем протяжении отрывка встречаются свободные хиазмы (инверсии, характерные для устной речи - прим. перев.). Таким образом, этот раздел не может служить источником для воссоздания ситуации в коринфской церкви. Уолкер (W. О. Walker, Jnr., "I Corinthians 11:2-16 and Paul's Views Regarding Women", JBL 94 (1975), pp. 94-110) оспаривает авторство Павла для отрывка 1 Кор. 11.2-16. Однако Мерфи-О'Коннор (J. Murphy-O'Connor, "The Non-Pauline Character of 1 Corinthians 11:2-16", JBL 95 (1976), pp. 615-621) опровергает аргументы Уолкера. Ср. исследование этого отрывка в работе: N. A. Dahl, "Literary Integrity of 2 Cor. 1-9", in Studies on Paul (1977), pp. 38-39. См. также эссе Баррета (С. К. Barrett) по Титу и гл. 2 Кор. 1-9 в Essays on Paul (1982), pp. 118-129.
78 В числе тех, кто принимает единство 2 Послания к Коринфянам, см.: KUmmel, ЮТ, pp. 287 ff; F. Young and D. F. Ford, Meaning and Truth in 2 Corinthians (1987); F. Fisher, 1 and 2 Corinthians(1975). Обоснование единства всего Послания см.: N. Hydahl, ZNTW 64 (1973), pp. 289-306.
79 Expositor, VI, iii.
80 См.: L. P. Pherigo, JBL 68 (1949), р. 343, где приводится интересное предположение о том, что более раннее указание на систему сборов было включено в предыдущее послание, упомянутое в 1 Кор. 5.9.
81 Ср.: W. Michaelis, Einleitung, p. 181.
82 St. Paul's Ephesian Ministry (1929), pp. 218 ff.
83 The Second and Third Epistles of St. Paul to the Corinthians (1900).
84 Cp: A. Robertson, HDB vol. I, p. 495.

Назад                                    Вперед