Издательство
Библеист




Библиотека издательства Библеист

Не искажая Слова Божия (Принципы перевода и семантического анализа Библии)

Глава 6: Природа многозначности

Как мы уже показали в гл. 4, прежде чем анализировать элементы семантической структуры определенного слова, необходимо выяснить, является ли это слово многозначным. Мы также выяснили, что употребление слова в разнообразных контекстах может свидетельствовать о том, что данное слово многозначно. Чем больше различие контекстов с точки зрения их видовых классов, тем больше вероятность того, что в них реализуются различные лексические значения слова. В этой главе мы рассмотрим дополнительные признаки многозначности и то, какое влияние они могут оказывать на перевод.


 

ТИПЫ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИЙ

Слово может иметь несколько значений. Значения подразделяются на основные, производные и переносные.
Существует четвертый тип лексического значения (в этой главе он не рассматривается), который можно назвать "перекрестным". Этот тип значения проявляется в том случае, когда два значения слова связаны ассоциативно и проходят через различные семантические и грамматические категории. Например, слова "печь" (русская печь) и "печь" (печь что-л.) связаны семантически; одно означает особое приспособление, а другое --- то, что делается при помощи этого приспособления. Эти два значения проходят сквозь различные семантические и грамматические классы. С точки зрения семантики существительное "печь" --- это ОБЪЕКТ, а глагол "печь" --- ДЕЙСТВИЕ. Грамматически эти слова относятся к разным классам: существительное и глагол. В английском языке существует большое количество такого рода слов: hammer, load, walk, feather, wet, heat, tree, drum и т. п. В противоположность значениям перекрестного типа, переносные значения могут менять семантический тип, но никогда не меняют грамматический тип. В предложении "Он лиса" (= Он хитрый) происходит смена семантического типа ОБЪЕКТА (лиса --- название животного) на тип АБСТРАКЦИИ (хитрость --- качество), однако здесь нет перемены грамматического типа. В первом предложении слово "лиса" является таким же существительным как и в предложении "Лиса съела виноград". Производные значения никогда не меняют свой семантический или грамматический тип. Поскольку значения перекрестного типа не представляют особых затруднений для переводчика, далее они не принимаются во внимание. Под основным значением подразумевается первичный смысл или употребление слова, которые придут на ум большинству носителей языка, когда они слышат данное слово вне контекста. Производные значения --- это те, которые передаются тем же самым словом и которые соотнесены между собой и с основным значением через определенный общий смысловой компонент. Если есть определенная форма, которая связана с двумя, принципиально отличными друг от друга значениями, то такое слово классифицируется как омоним. Так, омонимами являются слова "коса" (девичья коса) и "коса" (острая коса), "охота" (охота на волков) и "охота" (охота поговорить), "почитать" (почитать своих предков) и "почитать" (почитать газету). Кроме омонимов орфографических (одинаковых на письме) существуют фонетические омонимы, т. е. такие слова, которые одинаково произносятся, но пишутся по-разному и имеют различные значения, напр.: "кампания" (военная кампания 1812 года) и "компания" (компания друзей), "код" (код сейфа) и "кот" (кот Васька) (ср. англ. tail и tale, rest и wrest, pear и pair).
Переносные значения основываются на ассоциативных отношениях с основным значением.

В предыдущей главе мы рассмотрели различные значения слова "скакать". Если попросить носителя русского языка привести какой-нибудь пример со словом "скакать", он скорее всего скажет что-нибудь вроде Лошадь скачет. Это употребление показывает основное значение слова. Остальные употребления (подобно тем, на которых мы останавливались в последней главе) являются производными значения этого слова.

Основное и производное значения одного и того же слова реализуются в следующих предложениях:

  1. Звезда, проходившая так близко от Солнца, стала притягивать его к себе.
  2. Знаменитой звезде удавалось долгое время притягивать внимание журналистов.

В обоих этих предложениях глагол "притягивать" выступает как член семантического класса ДЕЙСТВИЙ. Значения этого слова различны в этих двух предложениях, хотя в них прослеживается и нечто общее. Следовательно, глагол "притягивать" рассматривается здесь как имеющий два значения; первый пример показывает нам употребление основного значения этого слова, второй --- употребление производного значения.

Отличительным признаком переносных значений является тот тип связи, который они сохраняют по отношению к основному значению слова. У переносных значений нет ничего общего в семантическом отношении с основным значением; скорее мы наблюдаем здесь ассоциативную связь или соотношение части и целого. Например, в предложении Чайник кипит слово "чайник" употребляется в переносном смысле и означает `вода'; данное употребление основывается на пространственной близости воды в чайнике и самого чайника.

Вышеприведенные предложения, в которых обыгрывается глагол "притягивать", были приведены нами для того, чтобы еще раз подчеркнуть зависимость многозначности от контекста. В этих предложениях наиболее актуальными словами в ближайшем контексте являются существительные "Солнце" и "внимание". Первое из них означает материальный объект, а второе --- психологический процесс, разумное свойство. В виду того, что эти слова относятся к двум разным обобщающим классам, мы предположили бы (если бы это был новый изучаемый язык), что при сочетании с этими словами глагол "притягивать" используется в двух различных значениях. Однако в этом случае не происходит никакого сдвига данного слова из одного семантического класса в другой, но определяющим здесь является контекст, который обусловливает и соответствующий выбор родового лексико-семантического класса.

Однако при определении круга лексических значений данного слова, исследователь не обязан полагаться исключительно на показания контекста. Он с равным успехом может обратиться к носителю языка с просьбой о перефразировании, например, каждого из вышеприведенных предложений. Это даст возможность увидеть, что в этих предложениях слово "притягивать" употреблено в различных значениях. В первом парафразе, вероятно, может быть использовано более описательное выражение "приближать, используя естественную силу тяготения"; а во втором --- "привлекать" или "манить". Таким образом, содержание парафраза должно более явственно отражать каждое значение. В противном случае могут использоваться наводящие вопросы типа что? когда? где? как? и почему? в отношении каждого значения. Соответствующее понимание изучаемых слов может быть достигнуто путем обобщения данных, полученных в результате перефразирования, и другой информации.


 

СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МНОГОЗНАЧНОСТИ

Как мы уже сказали, различные лексические значения, присущие отдельному слову, соотносятся между собой семантически. Связь между значениями слова определяется сравнительным анализом различных употреблений каждого значения этого слова. Руководствуясь при анализе данными принципами, мы обнаруживаем следующие семантические основы многозначности: (1) наличие общей семантической линии, разделяемой всеми значениями данного слова, и (2) ассоциативная связь между значениями. Первое приводит к образованию вторичных значений, второе --- к возникновению переносных или образных значений слова.

В вышеуказанной формулировке первой основы многозначности наиболее важным является выражение "разделяемой всеми значениями". Оно говорит нам о том, что когда определенное слово имеет четыре или пять различных значений, та же самая смысловая линия будет присутствовать в каждом значении этого слова. Эту смысловую линию можно также назвать общим семантическим компонентом различных значений. Она не позволяет нам точно определить каждое значение слова; однако с ее помощью можно продемонстрировать один из способов образования полисемии, т. е. многозначности, а также способы классификации различных значений. В сообщении о второй семантической предпосылке многозначности важны слова "ассоциативная связь". Здесь нет общей разделяемой смысловой линии как основы многозначности. Подобная полисемия скорее основывается на родстве значений, которое соединяет одно значение с другим ассоциативно. В первом типе многозначности упомянутая смысловая линия соотносится со значениями; во втором --- смысловые значения соотносятся на основе родства. Многозначность первого типа не ведет к возникновению переносных значений в отличие от второго типа.

 

Смысловая линия, разделяемая значениями --- основа производных значений

В четвертой главе мы выделили три типа семантических компонентов, а именно: видо-родовой, дифференциальный и сопутствующий. Это семантические компоненты, которые могут присутствовать в любом значении слова. Мы также проанализировали несколько значений слова "скакать", указывая родовые компоненты и дифференциальные компоненты каждого из пяти значений. Каждое из значений анализировалось нами особо, так как единственная связь между этими значениями состоит в том, что все они реализуются в пределах одного слова. Родственность значений в данном случае не помогает нам понять происхождение каждого отдельно взятого значения.

Чтобы облегчить различение между родовым компонентом, дифференциальными компонентами и смысловой линией, разделяемой между значениями приведем следующую схему.

Схема 1

Смысловая линия, разделяемая всеми значениями слова "скакать" может быть определена как `движение особого характера'. Несмотря на то, что данный семантический компонент присутствует в каждом из значений слова "скакать", он не является ни дифференцирующим, ни родовым компонентом в любом отдельно взятом значении данного слова. Следовательно, его единственная ценность состоит в том, чтобы продемонстрировать, как многозначность определенного слова основывается на некой общей смысловой линии.

Приведем еще один пример. Английский глагол to dress имеет несколько значений, которые могут реализовываться в следующих словосочетаниях:
to dress timber тесать бревно
to dress ranks ровнять ряды
to dress poultry потрошить дичь
to dress a wound перевязывать рану
to dress a salad приправлять салат
to dress a shop window украшать витрину
to dress oneself одеваться

Все эти значения объединены общей идеей `представлять что-либо в более приемлемом виде'. Она является общей смысловой линией, показывающей, что мы действительно имеем дело с одним словом, а не с двумя или более омонимами.

 

Ассоциативные отношения между значениями --- основа для переносных значений

Не всякая многозначность основывается на наличии общего семантического компонента у различных значений данного слова. Многие значения образуются посредством определенных ассоциативных сопоставлений. Так, в НЗ слово "небеса" в зависимости от контекста обозначает как собственно небеса, так и Бога. В основе этих двух значений лежит конкретная ассоциативная связь: небеса --- это определенное место, а Бог --- тот, кто пребывает там. Такая ассоциативная взаимосвязь двух значений отличается от разделения общего семантического компонента или смысловой линии между значениями. Значения, основанные на ассоциативных отношениях, весьма характерны для лексических единиц Библии, и именно эти ассоциативные значения объясняют возникновение различных образных, переносных значений. Далее в этой главе мы покажем, что анализ подобных ассоциативных отношений естественно выливается в анализ конкретных фигур речи (метонимии, метафоры и т. п.).

Различные типы ассоциативных отношений также можно подразделить на две основные группы: отношения протяженности и отношения части-целого.

 

1. Отношения протяженности

Данная группа включает в себя три типа отношений: временн'ые, пространственные и логические. Временн'ые отношения характеризуют такое словоупотребление, при котором действие, происходящее в конкретный момент времени, обозначается лексемой с временн'ым значением. Наиболее известным примером в данном случае является использование слова "день" в таких словосочетаниях как "день Господа", "день Божий" и т. д. для общего обозначения тех событий, которые произойдут в этот день. Так, в 1 Кор 3:13 апостол Павел говорит: "День покажет, потому что в огне открывается, и огонь, испытывает дело каждого, каково оно есть". Здесь слово "день" указывает на "испытание огнем", которое произойдет в определенное время и покажет качество выполненного дела. Аналогично, апостол Петр пишет, что верующему следует быть "ожидающим и желающим пришествия дня Божия..." (2 Петр 3:12), где из более широкого контекста проясняется значение слова "день": "день суда и погибели нечестивых человеков" (ст. 7). В это время --- в "день Божий" --- Бог будет судить порочных, что выступает в данном случае параллелью с Его прежним судом над грешными во времена потопа. Иисус также упоминает "свой день", когда говорит: "Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой" (Ин 8:56). Здесь "день" относится к событию Христова воплощения. Еще один пример находим в Мк 11:13, где в греческом оригинале о причине отсутствия плодов на смоковнице сказано: "Ибо еще не время было смокв". В данном случае процесс созревания смокв, или действие их сбора обозначаются через время, когда эти действия должны происходить. Поэтому в Синодальном переводе этого стиха курсивом добавлено имплицитно подразумевающееся слово: "Ибо еще не время было собирания смокв".

Пространственное отношение имеет место в том случае, когда семантическая связь указывает на определенное место. Например, как мы уже указывали выше, слово "небеса" довольно часто употребляется для обозначения местопребывания Бога, а в некоторых случаях это слово фактически называет самого Бога. Когда Иисус спрашивает еврейских первосвященников и старейшин: "Крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков?" (Мф 21:25, Мк 11:30, Лк 20:4), он в действительности говорит им следующее: "Иоанн Креститель получил свою власть от Бога или от людей?" Кроме того, во многих комментариях указывается, что выражение евангелиста Матфея "царствие небесное" непосредственно обозначает "царство Божие".

Другим довольно известным примером из Библии является употребление слова "мир" для обозначения не только реального физического мира, но также и всех людей, живущих в нем. Стих Ин 3:16 ("Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего..."), вероятно, является наиболее известным случаем такого словоупотребления, однако в НЗ есть и другие аналогичные употребления, например: "Заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен перед Богом" (Рим 3:19).

Третья подгруппа внутри отношений протяженности --- это логические отношения, которые можно назвать также причинно-следственными отношениями. Это касается такого словоупотребления, когда причина определенного события или действия обозначается через результат этого действия или наоборот. Название "причинно-следственные отношения" используется для обозначения и других, более тонких семантических отношений, построенных по ассоциативному принципу. Сюда входят основные, производные, агентивные, материальные и инструментальные причины. Так, в истории обезглавливания Иоанна-Крестителя, царь Ирод выступает в качестве основной причины действия; солдат, который фактически исполнял казнь, представляет посредствующую или производную причину, а меч солдата --- инструмент. Эти тонкие различия не учитываются нами в дальнейшем изложении, и все они объединяются общим понятием "причинно-следственные отношения".

Во время знаменитого апостольского собора в Иерусалиме (Деян 15), где разбирался вопрос относительно обрезания христиан из язычников, апостол Иаков выступил с речью и предложил, чтобы таковые христиане воздерживались от особенно богопротивных и оскорбительных для правоверных иудеев деяний. Свое предложение он подтвердил ссылкой на то, что "закон Моисеев от древних родов по всем городам имеет проповедующих его и читается в синагогах каждую субботу" (ст. 21). Как мы видим, в Синодальном переводе слово "закон" набрано курсивом, в то время как в греческом оригинале просто сказано "Моисей". Имя собственное "Моисей", конечно же, в большинстве случаев указывает на на конкретного библейского персонажа, однако в речи Иакова оно использовано в значении "написанное Моисеем", что читается и проповедуется в синагогах каждую субботу. Таким образом, слово "Моисей" одновременно обозначает и человека, и его слова. Мы видим, что между первым и вторым имеют место причинно-следственные отношения.

В данную категорию попадают и определенные антропоморфизмы, характерные для Ветхого Завета, в которых, например, слово "рука" используется для обозначения Божиих деяний, "ухо" --- для указания на то, что Бог слышит и т. п. Некоторые примеры таких антропоморфизмов можно найти и в НЗ, см. например: "рука" в Деян 13:11, где апостол Павел осуждает Елиму ("рука Господня на тебя: ты будешь слеп"); "уши" в 1 Петр 3:12 (цитата из Пс 33:16 --- "и уши Его к молитве их").

В тексте НЗ имеется довольно много примеров причинно-следственных отношений. Рассмотрим употребление слова "меч" в нижеприведенных контекстах:

Мф 10:34 "Не мир пришел Я принести, но меч"
Рим 8:35 "Кто отлучит нас от любви Божией: ...меч?"
Рим 13:4 "Он не напрасно носит свой меч"
В первом из них "меч" символически обозначает распри, раздор, борьбу; во втором --- смерть (причиной которой может быть как сам меч, так и что-либо аналогичное); в третьем --- обладание властью употребить меч для наказания.
Анализ этих примеров поднимает один важный теоретический вопрос: если слово "меч" употребляется сходным образом в нескольких родственных значениях, не лучше ли было бы рассматривать его как слово, имеющее целый ряд родственных значений, как мы это видели на примере слово "скакать"? Ответ в данном случае будет отрицательный, поскольку каждое значение, реализующееся в вышеуказанных контекстах, основывается не на наличии общего семантического компонента, а на ассоциативном принципе. Анализируя слово "меч", необходимо отметить, что оно имеет несколько обособленных ассоциативных значений, не объединенных единой семантической нитью.
Аналогичным образом, слово "уста" довольно часто обозначает то, что ими говорится (ср., например: Мф 15:8, Мк 7:6); а слово "узы" обозначает тюремное заключение вообще (Деян 20:23).

 

2. Отношения, основанные на ассоциации части-целого

Среди отношений, основанных на общей концепции ассоциации части-целого, можно выделить три основных типа: отношения ЧЛЕН-КЛАСС, отношения КОМПОНЕНТ-ЦЕЛОЕ и отношения АТРИБУТ-ЦЕЛОЕ.

Довольно часто в Библии встречаются такие контексты, в которых конкретный член родового класса служит для обозначения целого класса. Так, когда Христос учил своих учеников молиться словами "Хлеб наш насущный дай нам на сей день" (Мф 6:11; ср. Лк 11:3), он вовсе не имел в виду, что его ученики должны питаться исключительно хлебом, и не какими другими продуктами. Иисус учил их молиться о ежедневной пище, какой бы она ни была. Аналогичным образом, когда Иисус отрекается от сатаны словами "Не хлебом единым жив человек", он ясно говорит о пище вообще --- в человеческой жизни есть нечто большее, чем еда.

Вы очевидно заметили, что в приводимых нами примерах были задействованы, главным образом слова- ОБЪЕКТЫ

, и это правда, что данный семантико-грамматический разряд наиболее часто вступает в ассоциативные отношения. Тем не менее, слова- ДЕЙСТВИЯ также могут служить примером отношений ЧЛЕН-КЛАСС. Так, в четвертой заповеди Блаженства Христос говорит: "Блаженны алчущие и жаждущие правды" (Мф 5:6). В данном контексте слова "алкать" и "жаждать" выступают как конкретные члены родового класса "сильные стремления", и здесь они являются представителями этого класса вообще. Иисус не говорит в этой заповеди, что блаженны те, у кого свело живот от голода, или те, чьи губы пересохли из-за того, что им необходима правда и справедливость. Он имеет в виду тех, чье духовное желание справедливости и праведности является настолько же сильным, насколько сильны бывают их физические голод и жажда.

Отметим и то, что в отношение ЧЛЕН-КЛАСС

входит и видо-родовое отношение, в котором родовой компонент представляет целое данного понятия, а видовой компонент --- конкретную часть понятия. В стихе Мф 5:45 сказано: "Ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми..." Это конкретное высказывание, за которым следует другое, относящееся к дождю, выражает общее представление о бесконечности Божьей любви, а описывается эта любовь через конкретные примеры.

В 1 Фес 5:19 встречается следующее предостережение: "Духа не угашайте". "Угашать" --- это вполне конкретное понятие, относящееся, главным образом, к тушению огня. Тем не менее в сочетании с существительным "дух", этот глагол принимает родовое значение подавления или препятствования чему-либо.

В предыдущей главе был дан детальный анализ слова- ОБЪЕКТА

, и мы отмечали, что слово- ОБЪЕКТ также может анализироваться с точки зрения его семантических компонентов, и именно на основе такого анализа возможно выделение отношений КОМПОНЕНТ-ЦЕЛОЕ. Примером в данном случае может послужить использование слова "кров, крыша" в значении `дом' (см. Мф 8:8 и Лк 7:6). Другой аналогичный пример --- употребление слова "души" в общем значении lsлюди' (Деян 2:41 "И присоединилось в тот день душ около трех тысяч"). "Плоть и кровь" также означает lsлюди' (Мф 16:17, где Иисус говорит: "Потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах"). "Головы" означает `жизни' (Рим 16:4, где апостол Павел говорит, что Прискилла и Акила "голову полагали свою за мою душу").

Обратная связь, т. е. отношение ЦЕЛОЕ-КОМПОНЕНТ

, также встречается в тексте НЗ, например, в известной заповеди Христа: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (Мк 16:15). Это приказание проповедовать не животным (твари), а людям, поскольку в данном контексте вся совокупность сотворенных существ представляет лишь одну конкретную часть творения: человека.

Отношения АТРИБУТ-ЦЕЛОЕ

, на первый взгляд, могут показаться неким аналогом предыдущего типа отношений. Однако в данном типе на первый план выводятся не отдельные составляющие конкретного слова- ОБЪЕКТА, но определенные черты, характеристики и свойства, которые ассоциируются с данным словом. Это особенно четко проявляется при метафорическом использовании названий животных, с которыми отдельная культура или язык связывает некие представления, которые впоследствии употребляются для выражения этих черт. Так, во многих странах люди характеризуют лис как хитрых и ловких, ослов как глупых и упрямых, козлов также как упрямых, свиней как жадных и грязных и т. д. Такое использование названий животных свойственно и Библии: овцы, козы, верблюды, волки, львы и змеи --- это лишь некоторые из упоминающихся в библейском тексте животных. Вышеупомянутые характеристики иногда обозначают само животное, а в некоторых контекстах они имеют отношение только к определенным признакам этого животного. Так, в Мф 23:33 Иисус адресует книжникам и фарисеям следующее обращение: "Змии, порождения ехиднины!"

Предыдущие примеры показывают как целое может заменять обозначение конкретных атрибутов или характеристик. Обратное также возможно. В некоторых библейских контекстах Бог обозначается посредством указания на Его качества: в Мк 14:61 Иисуса спрашивают, не он ли "Сын Благословенного"; в Лк 1:35 Деве Марии говорят, что "сила Всевышнего осенит Тебя"; в Деян 7:48 Стефан свидетельствует, что "Всевышний не в рукотворенных храмах живет". Подобное отношение имеет место не только применительно к одушевленным существам. В 1 Петр 2:7--8 приводится образ камня, сравниваемый с Христом благодаря отдельным своим характеристикам; тот же образ применен в ст. 5 той же главы в отношении верующих. В 1 Петр 1:24 отдельные свойства травы сравниваются с человечеством в целом, а свойства огня могут сопоставляться с языком (Иак 3:6).

Интересно отметить, что в Новом Завете есть некоторые примеры, в которых эта связь между двумя значениями понятия основывается на двух отношениях. Например, в Откр 3:7 Христос повелевает Иоанну написать Ангелу Филадельфийской церкви следующее: "Так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов..." Здесь, по общему мнению различных исследователей и комментаторов, слово "ключ" обозначает `власть'. Связь между этими двумя значениями объясняется тем, что "ключ" находится в пространственном соотношении с его обладателем, и этот обладатель в силу владения ключом имеет атрибут "власти". Таким образом, через такого рода двойное отношение слово "ключ" используется в значении `власть'.

Несмотря на то, что существует некоторое экзегетическое разногласие комментаторов относительно употребления слова "имя" в Священном Писании, кажется вполне разумным предположить, что в таких контекстах как "Во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи!" (Деян 3:6), а также в последующих стихах типа: "имя Его укрепило сего" (ст. 16) и "То да будет известно всем вам...именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он пред вами здрав" (4:10), имеет место одиночное или двойное ассоциативное отношение. "Имя" связывается с конкретной личностью, называемой этим именем, посредством отношения АТРИБУТ-ЦЕЛОЕ, и поэтому оно может непосредственно обозначать в тексте эту личность; кроме того, помимо отношения АТРИБУТ-ЦЕЛОЕ данная личность ассоциируется с какой-то определенной, присущей ему характеристикой (например, "властью (исцелять)").


 

СПЕЦИФИЧНОСТЬ МНОГОЗНАЧНОСТИ В РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ

Хотя многозначность берет свое начало от наличия общего семантического компонента в различных значениях слова или от ассоциативных отношений между этими значениями, этой универсальной характеристикой всех языков не определяется то, какие значения будут входить в данное слово в определенном языке. Языки проявляют свою идиоматичность и многозначность вне зависимости друг от друга. Так, в двух различных языках определенные слова могут быть эквивалентны в своих основных значениях и абсолютно не совпадать в производных и переносных значениях.

Например, как уже отмечалось, у английского глагола to dress есть определенное число значений, реализующихся в различных контекстах. Рассмотрим испанские соответствия этим контекстам и проследим, какие лексические единицы будут соответствовать в испанском языке данному английскому глаголу. Так, эквивалентным основному значению глагола to dress является лишь употребление испанского глагола vestirse. Остальные значения требуют использования каких-то других слов или словосочетаний.
to dress oneself vestirse `одеваться' букв. "одеваться"
to dress lumber labrar madera `тесать лес' букв. "обрабатывать лесоматериалы"
to dress a chicken pelar y destripar la gallina `разделывать курицу' букв. "щипать и чистить курицу"
to dress a wound vendar la herida `перевязывать рану' букв. "обвязывать рану"
to dress a show window hacer atractivo al escaparate `украшать витрину' букв. "делать привлекательной витрину"
to dress ranks alinearse `ровнять ряды' букв. "упорядочивать"

В двух следующих примерах на испанском языке употребляется слово vestirse в контекстах, нехарактерных для английского to dress. Следует заметить, что в английском возможно употребить сочетание, представленное во втором примере, однако в этом случае оно будет иметь совсем другое значение.

El cielo se visti'o de nudes.

The sky was dresses with clouds. = The heavens were full of clouds.

Небо было покрыто [букв. одето] облаками.

Tal sastre me viste.

That tailor dressed me. = That is my tailor makes my clothes.

Этот портной шьет [букв. одевает] для меня.

В следующем примере сопоставляются английский глагол to run (`бежать') и испанский эквивалент corre. Мы можем выделить четыре различных соотношения между данными эквивалентами, которые типичны для межъязыкового сопоставления лексических систем и других языков.

  1. Эквивалентные употребления английского слова run и испанского слова corre.

    The boy runs. El muchacho corre.
    Мальчик бежит.
    The river runs. El r'io corre.
    Река бежит.
    The hourse runs. El caballo corre.
    Лошадь бежит.

  2. Употребление слова run, не имеющее места в испанском.

    The clock runs. El reloj anda.
    Часы идут [бегут]. букв. Часы идут.
    The vine runs. La gu'ia va.
    Лоза вьется [бежит]. букв. Лоза идет.
    The nose runs. La nariz gotea.
    Нос течет [бежит]. букв. Нос капает.
    The faucet runs. El agua salle de la llave.
    Кран течет [бежит]. букв. Вода выходит из крана.

  3. Употребление, встречающееся в испанском, но не имеющее места в английском.

    El tiempo corre. *(The) time runs. = Time flies.
    Время летит [бежит]. = Время летит.
    Corre peligro. *Danger runs. = There is danger.
    Опасность [бежит]. = Опасно.

  4. Употребления, которые кажутся идентичными, но имеют разное значение.

    The car runs. El carro corre. = Машина мчится

  5. Эквивалентные употребления, похожие, но не идентичные по форме.

    The stocking runs. Se corre un hilo.
    На чулке стрелка [Чулок бежит]. Нитка бежит.

Если бы теперь нам пришлось рассматривать лексическую систему языка чоль (Мексика), то мы обнаружили бы там употребления, аналогичные некоторым производным значениям английского слова run. Слова, соответствующие в чоле английским boy, river, horse, car могут сочетаться со словом ajnel с тем же значением, что и в английском. Однако другого рода употребления, встречающиеся в английском и в испанском языках, неприемлемы в чоле.

Приведенные выше примеры показывают уникальный, варьирующийся от языка к языку характер лексической многозначности, основанной на наличии общего семантического компонента у различных значений слова. То же самое справедливо и в отношении многозначности, основанной на ассоциативном принципе. Например, ни одно из нижеприведенных словосочетаний, употребляемых в библейском оригинале, нельзя буквально перевести на чоль.

Мф 8:8 "вошел под кров мой"; носители чоля подумают, что дом все еще строился.
Мк 3:25 "и если дом разделится сам в себе"; в чоле слово "дом" относится только к зданию, но не к его жильцам.
Лк 1:69 "и воздвиг рог спасения"; абсолютно непонятное выражение.
Лк 15:18 "я согрешил против неба"; для носителей чоля "небеса" --- это место пребывания Бога, но это слово нельзя употребить в отношении самого Бога.
Тит 2:10 "украшением учению Спасителя"; просто вызывает удивление --- как мы можем украсить учение Бога? Ведь нам не предписывается водрузить Библию на разукрашенный стол?

Количество таких примеров можно увеличить, чтобы продемонстрировать крайне малую вероятность того, что значения, основанные на ассоциативных отношениях в одном языке, будут находить в другом языке аналогичное образное выражение, буквально совпадающее с оригиналом. В большинстве случаев для того, чтобы ясно передать смысл каждого значения, необходимо употребить иное, небуквальное соответствие. Таким образом, независимо от того, обусловлена ли многозначность определенного слова общим семантическим компонентом различных значений или ассоциативными отношениями между ними, конкретное сочетание значений, реализуемое в пределах одного слова, всегда специфично и уникально в любом языке.